Перейти к содержимому


Страницы отечественной истории

Имена события места

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 1451

#1 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 12:21

В дореволюционной России существовала прекрасная традиция - традиция милосердия.
  Она связана с известными и малоизвестными современному человеку имена  достойнейших граждан России . Предлагаю вспомнить эти имена  и их достойные дела.

ПАВЕЛ ТРЕТЬЯКОВ
Изображение



В первой половине 19 века в России появилась новая, невиданная доселе порода купцов. Они не прожигали свои богатства, не тратили баснословные деньги на прихоти жён и детей. А занимались тем, что не приносило личной выгоды: строили типографии, печатали недорогие книги, покупали картины. Не для себя. Эти люди открывали доступ к прекрасному всем желающим.
Представитель знаменитого купеческого рода – Павел Третьяков – был уверен, что картинная галерея, названная его именем, принесёт людям много пользы и удовольствия. Покупая полотна, Павел Михайлович не думал о том, что удачно вкладывает деньги. Он открывал новые имена, заинтересовывал ими публику, знакомил её с русской живописью. Третьяков помогал художникам материально, опекал их, устраивал выставки. Правда, находились люди, которые упрекали мецената в скупости. Было известно, что он не платил за полотна больше, чем, по его мнению, они стоили и никогда не уступал авторам, даже если их картины ему очень нравились. Но никто из живописцев никогда не сказал о Павле Михайловиче дурного слова. Все понимали: он экономит деньги не из жадности, а для того, чтобы создать то, чего до него не делал никто – великую русскую галерею живописи.
Всю жизнь Третьяков занимался благотворительностью. Он не умел проходить мимо обездоленных, больных и обиженных. Дети, не только свои, но и чужие были его постоянной заботой. Долгие годы Третьяков содержал в Москве училище для глухонемых. Делал он это анонимно. Никто не знал, кто вносит на счета громадные суммы. Зато сам Третьяков знал по именам всех воспитанников. Решив построить для училища новое здание, он купил в Москве участок земли. И у детей появился большой дом с церковью и мастерскими. В своём завещании Павел Михайлович оставил училищу 200 000 рублей, а всем его служащим сумму, равную их жалованию за целый год.
Это далеко не всё, что Павел Михайлович сделал за свою жизнь. Он помогал семьям солдат, погибших на Крымской и Русско-Турецкой войнах, московским студентам, строил больницы, школы, детские сады, профинансировал одну из экспедиций путешественника Миклухо-Маклая, вместе с Иваном Цветаевым создавал Музей изящных искусств. Картинную галерею, которая прославила Третьякова на весь мир, он подарил Москве. В ответ царь хотел даровать Павлу Михайловичу дворянство. Но меценат отказался, сказав: «Я купцом родился, купцом и умру». А вот звание почётного гражданина Москвы Третьяков принял и носил с радостью.
Павел Михайлович с трепетом относился к святителю Николаю Чудотворцу и был прихожанином храма святителя Николая в Толмачах. Из дома Павла Михайловича через специальную калитку можно было попасть прямо на церковный двор, что было очень удобно, так как семья Третьяковых старалась не пропускать службы. Когда Павел Михайлович умер, Москва прощалась с ним в его любимом Никольском храме.
Половину своих средств, а состояние Третьякова оценивалось в четыре миллиона рублей, он завещал на благотворительность. И уже после смерти Павла Михайловича его именем продолжали строиться больницы и приюты, студенты получали свои стипендии. Часть денег Третьяков приказал раздать служащим своих предприятий: фабрики, торгового дома и магазинов.
Всю свою жизнь Павел Михайлович посвятил цели, которая появилась у него ещё в юности. О ней он писал в одном из писем: «Моя идея была наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы также обществу в каких-либо полезных учреждениях». Третьяков сумел реализовать свою трудную и благородную задачу. Доказательством тому небольшой диалог, состоявшийся в день похорон мецената, благотворителя и просто доброго человека. Никогда ещё Лаврушинский переулок, где жил Третьяков, не видел такого количества народа. С Павлом Михайловичем пришла проститься вся Москва. Когда люди разошлись, вышли дворники. Один из них сказал: «Вот и не стало Третьякова». – «А это что?» – возмутился другой и показал на то, что стояло и будет стоять в веках – на здание картинной галереи.

Сообщение отредактировал Burime1: 21 Февраль 2015 - 13:31

Дорогу осилит идущий

#2 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 12:27

ИВАН ДМИТРИЕВИЧ СЫТИН

Изображение


Говорят, люди стали меньше читать. Можно, конечно, просто поверить сухим цифрам статистики. А если провести эксперимент: спуститься в метро, прогуляться по паркам и скверам, и посмотреть, сколько человек с книгой в руках встретится нам по пути? Планшеты и букридеры, кстати, тоже в счёт – в эпоху высоких технологий книга стала еще и электронной, и конечно, от этого Достоевский не прекратил быть Достоевским, а Пушкин Пушкиным. Едва ли не каждый второй перелистывает бумажные или электронные страницы в подземке по пути на работу, отдыхая на свежем воздухе или загорая на пляже. Кажется, чтение, несмотря на мрачные мнения, все-таки не теряет своей популярности. Хотя когда-то, действительно, было по-другому…
Сравнительно недавно – в конце девятнадцатого века – книги считались предметом роскоши, баловством, которое могли позволить себе лишь состоятельные люди. Да и грамотных можно было перечитать по пальцам.
Вот и Ваня Сытин, сын крестьянина из Костромской губернии, не окончил даже начальной школы. С юных лет мальчик был вынужден зарабатывать на жизнь самостоятельно. В одиннадцать лет он поступил «мальчиком на побегушках» в книжную лавку купца Шарапова в Москве.
Бездетный купец относился к Ивану, как к родному сыну. А мальчик, оказавшись среди яркого, пахнущего свежей бумагой и типографской краской, шелестящего страницами великолепия, навсегда влюбился в книги. Купец Шарапов в течение нескольких лет присматривался к Ивану, обучал его, занимался его интеллектуальным и духовным развитием. Он разрешал мальчику читать самую дорогую книгу в лавке – старинное рукописное Евангелие, водил его на воскресные Богослужения в Кремль. Когда Иван женился, и на содержание семьи потребовался дополнительный доход, купец Шарапов помог ему открыть собственную типографию. Так началась история знаменитого «Товарищества Ивана Дмитриевича Сытина».
Первое, что решил положить в основу своего бизнеса новоиспеченный книгоиздатель – это популяризация книги. «Нельзя ждать, когда крестьянин сам придет за книгой, книгу надо нести к нему» – говорил Иван Дмитриевич. Из элитного, недоступного широким массам предмета, Сытин мечтал превратить её в повседневный, доступный товар. Его деловое чутье и коммерческая смекалка позволили наладить производство таким образом, что цена большинства книг не превышала одной копейки! Теперь каждый мог позволить себе прочесть Гоголя, Пушкина, Чехова. Книги, изданные его «Товариществом» в одночасье стали невероятно популярными в народе, и расходились миллионными тиражами.
Однако если купить книгу теперь мог каждый, то читать умели, увы, далеко не все. Иван Дмитриевич, прекрасно это понимая, организовал у себя издание дешевой учебной литературы и открыл на своих предприятиях бесплатные образовательные курсы, которые посещали как его работники, так и все желающие обучаться. На одной из фотографий, сделанной в аудитории этих курсов, прямо в объектив смотрит юноша с длинными кудрявыми волосами – будущий великий русский поэт Сергей Есенин. В первые годы своей московской жизни он работал в типографии «Товарищества Сытина» помощником корректора.
«Товарищество Сытина» помогало Российскому комитету грамотности – совместно был запущен проект по созданию целой сети библиотек; бесплатно снабжали книгами народные читальни, сельские и городские школы. При типографии Сытина открылась художественная школа, где обучали премудростям профессии книжного иллюстратора.
Увы, Октябрьская революция фактически положила конец всем благим начинаниям Сытина. В качестве поощрения за прежние просветительские труды, советская власть предложила Ивану Дмитриевичу возглавить Госиздат. Он тактично отказался, сославшись на… малограмотность!
«Иван Федоров двадцатого века» – называли Сытина его современники. Он сделал книжную мудрость доступной, а своё усердие в просвещении народа – примером.
Дорогу осилит идущий

#3 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 13:07

ГАВРИЛА СОЛОДОВНИКОВ
Изображение

огда одного из самых богатых людей России – купца Солодовникова – спрашивали, кому он завещает свои миллионы, Гаврила Гаврилович отвечал: «Вот умру, Москва узнает, кто такой был Солодовников! Вся империя обо мне заговорит!». И империя действительно заговорила. Купец завещал 20 миллионов рублей не своим наследникам, а «на благотворительность».
О Солодовникове ещё при жизни ходили легенды. Он умудрился в очень короткий срок нажить громадное состояние. Неграмотный юноша в 19 лет стал купцом первой гильдии, в 29 – почётным гражданином Москвы и в 39 – мультимиллионером. Но прославился Гаврила не только этим. Вся Москва судачила о его бережливости, граничащей со скупостью. Говорили, что богач живёт в разваливающемся домишке, ходит по нему в рваном халате, в трактирах из экономии заказывает только вчерашнюю кашу, а по городу ездит в дрожках, у которых в резиновые шины обуты только задние колёса. Но Солодовникову прощались все его причуды. Ведь на его счету было немало добрых дел.
Одной из самых масштабных благотворительных акций Солодовникова стало пожертвование огромной суммы на строительство Большого зала Московской консерватории. На двести тысяч рублей Гаврилы Гавриловича была выстроена пышная мраморная лестница. В газетах писали, что она «символизирует духовное возвышение человека под действием высокого искусства». А искусство Солодовников очень любил. Он даже построил два собственных театра. Но это были убыточные предприятия. Гораздо лучше у Солодовникова шла торговля. Купец владел крупнейшим в Москве магазином Пассаж. В нём были любезные продавцы, приемлемые цены и гарантия на качество товара. Даже мужчины, не любившие ходить за покупками, с удовольствием гуляли по Пассажу.
После магазина Солодовников взялся за строительство клиники при медицинском факультете университета. Гаврила Гаврилович оснастил её самым лучшим и современным оборудованием. Купец подарил свою больницу городу. А взамен получил звание почётного гражданина Москвы.
Сколько бы ни говорили о Солодовникове в кулуарах, но настоящая громкая слава пришла к нему уже после кончины. Завещание купца вызвало сенсацию в обществе. 20 миллионов он оставил на благотворительные цели, при том, что своей семье завещал всего восемьсот тысяч. Часть денег Гаврила Гаврилович приказал потратить на устройство женских училищ в провинции. Ещё часть надлежало отдать на строительство школ и содержание детского приюта. А третья часть предназначалась для возведения домов с дешёвыми квартирами для одиноких и семейных людей из рабочего класса. Рабочих Солодовников всегда любил и уважал.
Москва исполнила последнюю волю своего почётного гражданина. Дома были построены. Они получились удачными во всех отношениях. В пятиэтажном доме для семейных было почти двести однокомнатных квартир с мебелью. На каждом этаже имелись умывальные комнаты, комнаты для прислуги, помещение с вентиляцией для сушки одежды и кухни с русской печью, горячей и холодной водой. На первом этаже размещались ясли, столовая, магазин, аптека и кабинет врача. Дом освещался электричеством. В богато убранных подъездах дежурили швейцары.
Дом для одиноких рабочих на тысячу квартир получился таким же комфортабельным. Правда, обстановка там была поскромней. Зато в обоих зданиях работали лифты, что по тем временам было фантастикой. А квартиры стоили так сказочно дёшево, что любой рабочий мог позволить себе их снять.
Всё, что было построено на капиталы купца Солодовникова, ещё долго удивляло людей. Да, его называли скупым рыцарем, про него выдумывали небылицы, над ним смеялись. Но и уважали по-настоящему за то, что он оставил после себя: благие дела и миллионы, которые именем Гаврилы Солодовникова пошли на новые благие дела.
Дорогу осилит идущий

#4 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 13:21

НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ АЛЕКСЕЕВ
Изображение


Небывалая новость облетела Москву: городской голова Николай Александрович Алексеев прилюдно встал на колени перед каким-то купцом! Люди на улицах перешёптывались, изумленно ахали, и недоумевали, зачем это их градоначальник позволил так себя уничижить при всём честном народе…
А дело было вот как. Московский голова Николай Алексеев задумал серьёзный проект: построить лечебницу для душевнобольных. В поисках средств, он стал привлекать к делу жертвователей и благотворителей. Первый взнос Алексеев сделал сам, вложив в строительство немалую часть своих личных сбережений. За остальным решил обратиться к богатому московскому купечеству. Градоначальник пригласил предпринимателей к себе в присутствие, чтобы хорошенько всё обговорить. И вот, в разгар деловой беседы, один купец вдруг выдвинул своё условие: «Встанешь передо мной на колени – дам на больницу миллион!» – заявил он удивленному Алексееву. Однако вместо того, чтобы немедленно выгнать наглеца вон, московский голова поднялся из-за стола, и молча в ноги поклонился толстому купчине в тяжелой собольей шубе…
Николай Александрович Алексеев и сам был выходцем из купеческого рода. Его семья не только занималась торговлей хлопком, но и владела собственным хлопковым производством. В восемнадцать лет Николай стал главным помощником своего отца в управлении семейным бизнесом. Однако дела торговые не так привлекали целеустремленного юношу, как труд на благо народа. Николай Александрович старался не упускать ни малейшей возможности для того, чтобы реальными делами помогать ближним. Помимо того, что он являлся председателем благотворительного общества при Мясницкой больнице и директором Комитета попечения о тюрьмах, Алексеев пожертвовал десять тысяч рублей специальной стипендии для студентов Московского коммерческого училища. На собственные средства построил он и новые здания для училища – мужское и женское. Николай Александрович потратил на это строительство в общей сложности около семидесяти двух тысяч рублей. Двадцать тысяч пожертвовал он для ежегодной раздачи обитателям Николаевского дома призрения вдов и сирот.
Он был настоящим москвичом: искренне любил свой город, и желал сделать его лучше и краше. В тысяча восемьсот восемьдесят пятом году такая возможность у него появилась: Николай Алексеев был избран московским городским головой.
Надо сказать, что Москва в то время не только не была мегаполисом, но и вообще, с трудом походила на большой город. На Тверской в грязных лужах плескались утки и гуси, а по Кузнецкому мосту гоняли коров. Алексеев стал постепенно, но кардинально менять облик Первопрестольной. Именно при нём рядом с Красной Площадью были сооружены грандиозные Верхние торговые ряды – то самое легендарное здание, которое сегодня известно всем как ГУМ. А находящийся неподалёку, довольно запущенный Александровский садик, Алексеев облагородил, обнес чугунной решеткой, и превратил в достопримечательность и излюбленное место отдыха вот уже для нескольких поколений москвичей и туристов со всех концов света. Именно Николай Александрович принимал от Павла Третьякова бесценный дар Москве: его знаменитую и уникальную галерею.
При Алексееве в Москве начали строить канализационную систему, пустили новый водопровод. Но главным его начинанием, безусловно, была та самая лечебница для душевнобольных – сегодня это известная психиатрическая клиника имени Кащенко, – ради создания которой Николай Александрович Алексеев, первый человек в Москве, не раздумывая, стал на колени перед купцом-самодуром.
Трагическую гибель Николая Алексеева кто-то, наверное, назовёт злой иронией судьбы: выходя со службы, прямо у здания Московской городской думы, он был смертельно ранен… душевнобольным человеком! Однако последняя воля Николая Александровича в очередной раз явила людям его поистине евангельскую кротость: в своём завещании Алексеев оставил огромную по тем временам сумму – пятьсот тысяч рублей – на нужды учреждённой им психиатрической больницы.
Дорогу осилит идущий

#5 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 13:34

ПАВЕЛ фон ДЕРВИЗ
Изображение

Один из самых богатых людей Российской империи – русский дворянин немецкого происхождения Павел фон Дервиз – говорил, что его капиталы должны работать на благо Отечества. Павел Григорьевич хотел жить только в России. Лучшие годы его общественной деятельности прошли в Москве – городе, который в 19 веке называли обителью милосердия.
Фон Дервиз занимался перспективным и новым для России тех времён делом – строительством железных дорог. Карьера складывалась блестяще. Павел Григорьевич не боялся рисковать и упорно работал. Вскоре его стали называть железнодорожным королём. Про фон Дервиза говорили: «Богат, как Крёз» Сравнение с царём, обладавшим несметными богатствами, неслучайно. Павел заработал громадное состояние. Он был счастлив в браке и не представлял своей жизни без любимых жены и детей.
Трагедия обрушилась на семью фон Дервизов внезапно. Старшие дети Павла Григорьевича умерли от костного туберкулёза. В память о них отец решил построить в Москве детскую больницу. На это благое дело он пожертвовал четыреста тысяч рублей. Больница получила имя Святого Владимира, по имени умершего сына фон Дервиза. Павел Григорьевич выдвинул одно условие: в клинике всегда должно быть сто мест для бесплатного лечения сирот и детей бедняков. Газеты писали: «Вот чего желал отец, лишившийся своих детей. Он хотел только уменьшить для родителей силу подобных утрат. Он хотел, чтобы частью богатств, которые были суждены его детям, могли воспользоваться бедные больные дети Москвы».
Место для больницы выбрали прекрасное – дачное, посреди берёзовой рощи. Комплекс из двадцати павильонов построили всего за два года. Медицинскому оборудованию могла позавидовать любая заграничная клиника. Ни одна копейка из пожертвованных денег не была ни украдена, ни потрачена впустую. В общедоступной и бесплатной больнице работали выдающиеся врачи Москвы и Петербурга. Неудивительно, что на всемирной выставке в Брюсселе она получила золотую медаль как лучшая в Европе детская клиника. Спустя несколько лет после открытия при больнице построили удивительной красоты церковь Живоначальной Троицы. Храм украшали цветные изразцы, мрамор и красное дерево. А церковная ограда была настоящим произведением искусства.
Павел Григорьевич не присутствовал на открытии больницы. Он с семьёй был вынужден уехать в Ниццу. Этого требовали доктора дочери фон Дервиза – Вари. Как и старшие дети, девочка заболела костным туберкулёзом и её увезли к морю и солнцу. В Ницце фон Дервиз выстроил для семьи свою знаменитую виллу ВальрОзе. На закладном камне он сделал надпись: «Я русский, родился в России, люблю Россию и не нашел бы никакой надобности устраиваться в другом месте, если бы не находился в положении исключительном по состоянию здоровья детей моих».
Делая всё возможное, чтобы спасти Варю, Павел Григорьевич не забывал и о благотворительности. Для французских детей он построил в Ницце школу. Местные жители были благодарны русскому миллионеру, но не понимали, зачем он потратился. Павел Григорьевич отвечал: «Надо делать добро и для того места, где живёшь хотя бы временно».
К великому горю родителей спасти Варю не удалось. И сердце Павла Григорьевича не выдержало. Он скончался в одночасье. Его вдова похоронила супруга и дочь в Москве при церкви больницы святого Владимира. А сама посвятила свою жизнь благотворительности. По примеру мужа, который в своё время вложился в строительство лицея в память цесаревича Николая, Вера фон Дервиз открыла женскую гимназию, дав ей имя дочери Варвары. Это была одна из лучших гимназий Москвы. Кроме этого Вера Николаевна организовала приют для шестнадцати девочек. Число было выбрано не случайно. Варя прожила 16 лет. Вера Николаевна содержала также столовую для бедных и дешёвые квартиры для вдов.
Павел фон Дервиз нажил свой капитал честным путём. Сумел стать миллионером, не украв ни рубля у государства. Потому что дорожил своей репутацией и жил по принципу, который сформулировал так: «Пройдёт жизнь, но не пройдёт добро, ею посеянное»
Дорогу осилит идущий

#6 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 13:36

ПЕТР ГУБОНИН

Изображение

Пётр Губонин был крупнейшим благотворителем 19 века. Он никогда не забывал о том, что вышел из крепостных, а потому без конца заботился о тех, кто нуждался в помощи. Благотворительность стала для Губонина долгом и, по словам историка Ключевского, «необходимым условием личного нравственного здоровья».
Пётр родился в Московской губернии. Вкус к прекрасному привил ему дед – каменотёс, каких поискать. Он строил храм Святого Духа в одном из подмосковных сёл. Красивое здание стало одним из ярких впечатлений детства Петра. Он мечтал стать каменщиком. И в 17 лет уехал на строительные работы в Москву. Энергия юноши нравилась подрядчикам. Пётр получал хорошие заказы и приличные гонорары. На них он купил каменоломню. Головокружительная карьера Губонина началась со строительства железнодорожных мостов. Россия в те времена переживала «железнодорожную лихорадку». На подрядах в этой области Пётр заработал свой первый миллион. Потом были не менее успешные проекты: добыча соли и нефти, открытие конно-железной городской дороги в Петербурге, строительство заводов и превращение захудалого татарского села Гурзуф в курорт мирового значения.
Жемчужина Крыма была особой любовью Губонина. На благодатных землях он выстроил лечебницы и гостиницы, замостил улицы, провёл водопровод, разбил парк с фонтанами. От отдыхающих не стало отбоя. А это и было главной целью Петра Ионовича. Он хотел, чтобы русские люди перестали искать кисельные берега за границей, а отдыхали бы на собственном морском побережье. Татар, которые здесь жили, Губонин никуда не выселил – всем нашёл работу. И выстроил для них мечеть. А для православного населения воздвиг церковь Успения Пресвятой Богородицы. Она была необыкновенно красива. Иконостас сделали из итальянского мрамора. Икону Николая Чудотворца расписывал сам Константин Коровин. Церковь освещалась электричеством. И крест на куполе служил маяком для моряков.
Огромная часть доходов Петра Ионовича ежегодно шла в помощь бедным. Губонин опекал детские дома, приюты, общины сестёр милосердия. Открывал больницы, детские сады, школы, училища и институты, один из них – знаменитый ныне технический университет имени Баумана.
И везде, где Губонин что-то строил, будь то Москва, Петербург или российская глубинка, он обязательно возводил храм. Глубоко верующий человек, Пётр Ионович пожертвовал гигантские суммы на строительство Владимирских соборов в Севастополе и ХерсонЕсе. Принял участие в постройке московского храма Христа Спасителя. В Замоскворечье, где жил Губонин, на его деньги отремонтировали церковь Параскевы Пятницы.
Слава о Губонине гремела на всю империю. С ним познакомился Александр Второй. Император с удовольствием поил Петра Ионовича чаем в Зимнем дворце. А в знак признания заслуг Губонина царь пожаловал ему дворянство и герб, на котором своей рукой написал: «Не себе, а Родине».
Доброта Петра Ионовича была притчей во языцах. Его уже не было на свете, а по Москве всё ходила такая история: один из приказчиков Губонина присвоил себе десять тысяч рублей. Пётр Ионович не стал его наказывать. А любопытным объяснял это тем, что обязан растратчику: «Когда я женился, он мне жилетку взаймы дал – нечего было надеть к свадьбе».
Заработав состояние в 20 миллионов, Пётр Ионович оставался скромным человеком. Даже свои ордена он носил на сильно поношенном сюртуке. К деньгам относился без особого трепета. Если кто-то просил в долг, отсыпал монеты щедрой рукой и говорил: «Будут – отдадите, нет – так не надо».
У Губонина не было алчного стремления копить, не было и потребности безрассудно тратить, зато было огромное желание вкладывать деньги в добрые дела. Всю жизнь на первом месте у него стояли общественное благо и забота о простых людях. Жить иначе его высокопревосходительство тайный советник Губонин не считал возможным. Говорил: «Перед Богом стыдно».

Сообщение отредактировал Burime1: 21 Февраль 2015 - 13:37

Дорогу осилит идущий

#7 Арзи

Арзи

    Активный участник

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 34 405 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 13:37

Просмотр сообщенияBurime1 (21 Февраль 2015 - 13:21) писал:

НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ АЛЕКСЕЕВ


Там вся семья интересная была. К примеру,  двоюродный брат Н.А. Алексеева - Константин Сергеевич Станиславский.
Лень - главный двигатель прогресса

Хорошие манеры лучшая защита от плохих манер тех, кто нас окружает

таБАНЬ!

#8 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 13:39

Просмотр сообщенияАрзи (21 Февраль 2015 - 13:37) писал:

Там вся семья интересная была. К примеру,  двоюродный брат Н.А. Алексеева - Константин Сергеевич Станиславский.
Ир ,я недавно прочла о его благотворительных деяниях.
Если кто-то еще интересный материал  на эту тему найдет - пожалуйста ,выкладывайте.

Сообщение отредактировал Burime1: 21 Февраль 2015 - 13:40

Дорогу осилит идущий

#9 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 13:42

САВВА МОРОЗОВ
Изображение

Во время экскурсий по знаменитому английскому университету Кембридж гиды много рассказывают о его знаменитых студентах. И вот, в числе выдающихся поэтов, писателей и учёных мелькнёт вдруг такое знакомое для русского слуха имя: Савва Морозов.
Савва Тимофеевич Морозов, выдающийся русский меценат, действительно учился в Кембридже. Он изучал там химию, а заодно знакомился с текстильным производством на английских фабриках – ведь Савва был наследником гигантской империи Морозовых, купцов и промышленников, испокон веков занимавшихся текстильным делом. Морозовым, помимо множества заводов и фабрик, принадлежала знаменитая Никольская мануфактура – одно из самых крупных текстильных предприятий в России.
Уже в детстве Савва проявлял острый ум и недюжинные интеллектуальные способности. Всё, чему могли научить его домашние учителя, он усваивал в два раза быстрее обычного, и вскоре стало очевидно, что юноше необходимо более серьезное образование. Савва Морозов с успехом окончил физико-математический факультет Московского Университета, а затем провёл несколько лет в Кембридже.
Неудивительно, что этот образованный, начитанный молодой человек имел манеры аристократа, хотя происходил из консервативной старообрядческой семьи. При этом в быту Савва Морозов был чрезвычайно скромен: обстановка его комнаты поражала аскетизмом, а из дома он часто выходил в стоптанных ботинках и заплатанном сюртуке.
Когда по наследству к нему перешёл семейный бизнес, первое, что сделал Савва Тимофеевич в качестве нового хозяина – отменил на фабриках грабительскую систему штрафов, которой строго придерживался его отец. По распоряжению Морозова, для рабочих его мануфактур были построены новые бесплатные общежития, открыто три больницы, родильный дом и богадельня. Побеспокоился Савва Морозов и о просвещении работников: на его средства для них были учреждены три училища и библиотека. Кроме того, Савва Тимофеевич первым из российских предпринимателей ввёл для своих работниц пособие по беременности и уходу за детьми.
Он всегда был внимателен к бедным, и чутко отзывался на нужду ближнего: регулярно жертвовал деньги в Фонд нуждающихся студентов Московского университета, финансировал строительство родильного приюта при Староекатерининской больнице, помогал лечебницам для душевнобольных. Он жертвовал огромные суммы на строительство церквей, постоянно помогал «Красному Кресту».
Именно Савве Тимофеевичу Морозову обязаны мы и существованием Московского Художественного Театра. Этот легендарный проект замышлялся Константином Станиславским и Владимиром Немировичем-Данченко как общедоступный театр, куда мог бы позволить себе пойти простой человек. Морозов проникся идеей, и на первом этапе строительства выделил десять тысяч рублей. Когда стало очевидно, что театру требуется дополнительное помещение, он построил новый, большой зал в Камергерском переулке, потратив триста тысяч рублей собственных средств. Общая сумма, пожертвованная им на нужды знаменитого театра, составляла примерно полмиллиона рублей. Савва Тимофеевич взял на себя абсолютно все расходы, освободив художественных руководителей Московского Художественного Театра от финансовых хлопот и позволив им полностью сосредоточиться на творческом процессе. «Он отдавал театру всё своё свободное время», – вспоминал Станиславский. А Савва Морозов повторял, что театр сыграет решающую роль в развитии сценического искусства. Пройдёт совсем немного времени, и правота его слов станет очевидна для всех.
Жизнь этого великого человека закончилась одновременно трагически и загадочно. В мае тысяча девятьсот пятого года Морозов вместе с супругой поехал на отдых в Канны. Через несколько дней он был найден мёртвым в собственном гостиничном номере. Французская полиция не стала расследовать дело, хотя супруга Морозова утверждала, что видела мужчину, в спешке выбегающего из отеля. Со слезами на глазах люди провожали в последний путь Савву Морозова – истинного жизнелюба и благотворителя, неся за гробом траурный венок с надписью: «Ты жил, и жить давал другим».
Дорогу осилит идущий

#10 Арзи

Арзи

    Активный участник

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 34 405 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 13:45

Просмотр сообщенияBurime1 (21 Февраль 2015 - 13:34) писал:

ПАВЕЛ фон ДЕРВИЗ



А его сын, Сергей Павлович, подарил московской консерватории орган:

Изображение
Лень - главный двигатель прогресса

Хорошие манеры лучшая защита от плохих манер тех, кто нас окружает

таБАНЬ!

#11 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 15:17

ДАРЬЯ СЕВАСТОПОЛЬСКАЯ

она прославилась в народе как военная сестра милосердия и нашла свое счастье в бескорыстной помощи и самоотверженном служении другим людям. Не медицинская сестра – специального образования у нее не было, а именно сестра милосердная, движимая горячим сердечным порывом. Она по праву заняла свое место в ряду всемирно знаменитых подвижниц.
С ее именем связана история российского Красного Креста во время обороны Севастополя в 1854 году. Но случилось так, что первой в мире сестрой милосердия назвали англичанку Флоренс Найтингейл, и Британия вряд ли от этого откажется, хотя факты говорят о другом – первой все же была наша соотечественница Дарья Михайлова, получившая прозвище Севастопольская и ставшая легендой Крымской войны.
Если «леди с лампой», как прозвали англичанку, появилась в Крыму в конце апреля 1855 года, то к этому времени русские сестры милосердия уже несколько месяцев трудились в местах военных действий. А Даша Севастопольская начала вывозить раненых с поля боя и ухаживать за ними еще раньше – с сентября 1854 года.


Изображение
Известно о Даше очень мало. Когда началась Крымская война, длившаяся три года, ей было всего семнадцать лет. Родилась Даша в 1836 году на окраине Севастополя в поселке Сухая Балка в семье матроса 10-го ластового экипажа Лаврентия Михайлова. По другой версии – в селе Ключищи, что недалеко от Казани. Она рано потеряла мать, имя которой история не сохранила.
Известно только, что мать Даши тоже была дочерью матроса и зарабатывала на жизнь стиркой белья. С двенадцати лет Даша тоже начала стирать белье и на заработанные деньги даже смогла приобрести корову, но это было ее единственное богатство. А в 1853 году в кровопролитном бою при Синопе погиб отец. Но и при жизни отца его жалованье было невелико – ведь на моряках казна экономила. Маленькая худенькая девушка с толстой русой косой осталась в своем ветхом, полуразвалившемся доме совсем одна.
Как жить дальше? В ее положении любой бы отчаялся, но не Даша. Трудное одинокое детство закалило ее характер, от природы далеко не робкий и сострадательный. Тяготы и нужда не ожесточили Дашу, наоборот, пробудили в ее отзывчивом сердце сочувствие к другим людям и желание помочь. Мужества и стойкости ей, выросшей без родительской заботы и ласки, было не занимать, а ведь обстановка была кошмарная. Что говорить – война…
В Севастополе, находившимся под обстрелом, царил хаос. Знаменитый адвокат Анатолий Федорович Кони вспоминал: «Заслуженный генерал рассказывал мне следующий эпизод из последних дней жестокой бомбардировки многострадального Севастополя, когда в день выбывало из строя ранеными и убитыми до трех тысяч человек; начальник, которого рассказчик, будучи еще молодым поручиком, сопровождал ночью на позиции, не мог удержаться от горестного восклицания при постоянной встрече с носилками, на которых несли умирающих. Из темной массы живого «прикрытия», лежавшего на земле, поднялась чья-то голова и ободряющий голос произнес: «Ваше превосходительство, не извольте беспокоиться: нас еще дня на три хватит!»
И тогда Даша совершила поступок, странный для постороннего взгляда. Соседи решили, что, видно, бедная сирота тронулась умом от горя и страданий, но она действовала совершенно осознанно и целеустремленно, по велению своего сердца. Отрезала косу, переоделась в форму матроса, продала все свое имущество, обменяла свою драгоценную корову, которая не давала ей умереть с голода, на лошадь с повозкой. Накупила уксуса и белого полотна и превратила свою повозку в перевязочный пункт.
Дашина повозка двинулась к берегам Альмы, туда, где шло одно из тяжелейших сражений Крымской войны — Альминское. Эта «карета горя», как прозвали жители Корабельной стороны повозку «помешавшейся сироты», стала первым в истории перевязочным пунктом на поле боя.
Целыми днями, без устали, Даша ездила на передовую и обратно, вывозя раненых, за которыми некому было ухаживать, при этом не разбирая, кто перед ней – русский, француз, англичанин или турок. Многие оставались лежать на голой земле, истекающие кровью, без всякой помощи. И тогда Даша являлась к раненым, как светлый ангел, как последняя надежда.
«Потерпи, любезный, все будет хорошо, миленький», – с этими словами Даша обмывала и перевязывала раны. Как могла, она старалась облегчить участь раненых. Солдаты так полюбили свою молоденькую «сестрицу», что очень часто, умирая, завещали ей кто часы, кто деньги.

Изображение



После поражения русских войск при Альме, под Балаклавой и Инкерманом началась блокада Севастополя. Один из домов Даша приспособила под госпиталь. Ей помогали другие женщины, делая то, на что хватало сил и средств, а необходимые перевязочные материалы, еду, одеяла приносили горожане. Даша пережила удар, когда осколком убило ее лошадь, и ей пришлось вытаскивать раненых на себе, но, к счастью, один из офицеров приказал привести ей новую. А вскоре вместе с другими добровольными сестрами Даша перешла в подчинение к знаменитому хирургу Николаю Ивановичу Пирогову.
В Крым «для поднятия духа русского воинства» приехали младшие сыновья императора, Николай и Михаил. Они же и написали отцу о том, что в сражающемся Севастополе «ухаживает за ранеными и больными, оказывает примерное старание девица по имени Дарья». Николай I приказал ей пожаловать золотую медаль на Владимирской ленте с надписью «За усердие» и 500 рублей серебром. По статусу золотой медалью «За усердие» награждались те, кто уже имел три медали – серебряные, но для Даши восхищенный ею император сделал исключение. А еще 1000 рублей были ей обещаны после замужества.
В одном из писем жене Николай Иванович Пирогов писал: «Дарья является теперь с медалью на груди, полученной от государя… Она молодая женщина, не дурна собой… Она ассистирует при операциях». Вслед за Дашей, вдохновившись ее примером, ухаживать за ранеными взялись другие севастопольские патриотки – жены, сестры и дочери участников обороны. По словам знаменитого хирурга, Даша и другие сестры милосердия «безропотно перенесли все труды и опасности, бескорыстно жертвуя собою с геройством, которое бы сделало честь любому солдату».
Как и Даша, золотыми медалями «За усердие» на Владимирской ленте были награждены сестры Крыжановские – Екатерина, Васса и одиннадцатилетняя Александра. Но все они не были медиками, в которых очень нуждался Пирогов. И тогда он призвал «употребить все свои силы и познания для пользы армии на боевом поле» медсестер Крестовоздвиженской общины Петербурга, созданной по инициативе и на средства княгини Елены Павловны Романовой, вдовы младшего брата императора Николая I.
Вскоре из столицы в Севастополь прибыли три отряда сестер милосердия. Среди них Екатерина Грибоедова – сестра писателя и дипломата Александра Грибоедова, Екатерина Бакунина – дочь сенатора, внучатая племянница фельдмаршала Михаила Ивановича Кутузова, баронесса Лоде и другие. Это были удивительные женщины, которых недаром называли «белыми голубками». Они понимали помощь ближнему как свой долг, принимали чужую боль, как свою, переносили тяжкие испытания и при этом не теряли человечности и доброты. Сестры милосердия, по словам Пирогова, перевернули севастопольские госпитали «вверх дном», навели порядок и чистоту, наладили лечение и питание раненых. Им даже удалось укротить нечистых не руку интендантов, и снабжение госпиталей резко улучшилось.
Летом 1855 года Даша вышла замуж за рядового 4-го ластового экипажа Максима Хворостова и получила обещанные императором 1000 рублей серебром.
Когда закончилась война, Севастополь лежал в руинах. Многие жители, лишившиеся своих домов, покидали город. Чтобы иметь средства к существованию, Дарья купила трактир в поселке Бельбек, но быть хозяйкой трактира у нее не получилось. Вскоре, продав имущество, она поселилась с мужем в портовом городе Николаеве, вблизи моря.
После расставания с мужем (одни источники говорят, что из-за его пьянства, по другим – он рано умер) Дарья вернулась в Севастополь, где до конца своих дней тихо и скромно прожила на родной Корабельной стороне. Родственников никого в живых не осталось, и Дарья Лаврентьевна коротала свои дни в покое и одиночестве. Старожилы вспоминали, что она умерла в 1910 году и была похоронена на кладбище в Доковом овраге. Могила самоотверженной женщины не сохранилась, на месте кладбища теперь разбит сквер, но память о Даше Севастопольской живет в народе, и это главное.


Изображение


Сообщение отредактировал Burime1: 21 Февраль 2015 - 15:17

Дорогу осилит идущий

#12 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 15:26

АЛЕКСЕЙ КЕКИН

Изображение

Русское купечество умело не только торговать. Оно строило и развивало города. Благоустраивало их. И часто делало всё это бескорыстно. Алексей Леонтьевич Кекин вписал своё имя в летопись Ростова. Предпринимателя и благотворителя даже называли человеком, который усыновил весь Ростов.
Он был для Алексея родным городом. Купцы Кекины жили в нём веками и по выражению самого Алексея Леонтьевича никакого добра жителям не делали. Напротив, многих разорили. Видимо, желая расплатиться за жадность предков, Алексей Леонтьевич, с 16-ти лет проживавший в Петербурге, всё своё состояние оставил не столице Российской империи, а Ростову.
Но начал Кекин свою благотворительную деятельность всё же в Петербурге. Отец Алексея, занимавшийся торговлей хлебом, отправил туда сына расширять дела фирмы. Кекин-младший быстро преуспел. Жизнь в столичном городе и большие деньги не испортили молодого человека. Напротив, он экономил как мог, отказывая себе во многом. Работал, учился, за три года овладел французским, английским и немецким языками. В Петербурге Кекин женился и стал отцом двух сыновей.
Сумев заработать за короткое время приличное состояние, Алексей Леонтьевич оставался кристально чистым и порядочным человеком. В коммерции, как тогда говорили, «он держался прямых и честных правил». А деньги вкладывал в недвижимость и активно занимался благотворительностью. Алексей Леонтьевич купил на Васильевском острове три дома и устроил в них приюты для бедных людей. Открыл бесплатную столовую и церковь Святого Леонтия.
В 38 лет Кекин овдовел. Рядом с кладбищем, где он похоронил жену, Алексей Леонтьевич построил ещё один приют. В городе о Кекине заговорили как о щедром благотворителе. Его наперебой приглашали в различные общественные организации. Алексей Леонтьевич стал попечителем нескольких богоугодных и учебных заведений. И был награждён двумя орденами за «благотворительное усердие».
Младший сын Алексея Леонтьевича умер ещё в младенчестве. Старший закончил гимназию и поступил в университет. Отец мечтал, что сын тоже займётся благотворительной работой, но все мечты рухнули в одночасье. Юноша умер от болезни сердца в 20 лет. Алексей Леонтьевич не мог оправиться от такого удара судьбы. В его душе произошёл настоящий переворот. Спустя месяц после похорон, Кекин написал завещание, по которому всё его имущество отходило Ростову и уехал в Иерусалим поклониться Гробу Господню. Вернувшись, Кекин стал работать ещё больше. Он открыл в Ростове льняную фабрику, а при ней приют и школу. Фабрика не приносила дохода, но Алексей Леонтьевич её не закрывал, чтобы не лишать трёхсот работников зарплаты. Потом Кекин провёл в городе водопровод, который работает до сих пор. А когда в Ростове стали восстанавливать Кремль и церковь Иоанна Богослова, Алексей Леонтьевич вложил в реставрацию большие деньги. Он подарил Публичной библиотеке книги из своего личного собрания. Построил храм на родовом кладбище под Ростовом. Готовил проекты строительства гимназии и университета. И, как в молодости, экономил на себе. Зато не жалел денег для своих родственников. Не отказывал в материальной помощи даже совсем незнакомым людям.
После смерти Кекина Ростов получил всё имущество благотворителя: его дома, поместья, земли, леса, фирму и денежный капитал. Завещание Алексея Леонтьевича потрясло ростовчан. Гимназия, о которой он так мечтал, была построена. И стала одной из лучших в России. Носила она имя почётного гражданина города Ростова Алексея Леонтьевича Кекина.
Он ничего не умел делать наполовину. А ведь жизнь была к нему так сурова. Казалось, на одну удачу приходилось вдвое больше потерь. Но Кекин смог остаться удивительно добрым человеком, бесконечно любящим людей.

Сообщение отредактировал Burime1: 21 Февраль 2015 - 15:28

Дорогу осилит идущий

#13 Арзи

Арзи

    Активный участник

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 34 405 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 15:45

Просмотр сообщенияBurime1 (21 Февраль 2015 - 15:26) писал:

Гимназия, о которой он так мечтал, была построена. И стала одной из лучших в России. Носила она имя почётного гражданина города Ростова Алексея Леонтьевича Кекина.

О, у меня даже есть несколько фоток этой гимназии.

Изображение

Изображение

Изображение
Лень - главный двигатель прогресса

Хорошие манеры лучшая защита от плохих манер тех, кто нас окружает

таБАНЬ!

#14 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 15:50

Отличные фото! Спасибо! :rolleyes:
Дорогу осилит идущий

#15 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 15:59

ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ ЕЛИЗАВЕТА ФЕДОРОВНА
Изображение


Святая преподобномученица Великая Княгиня Елизавета Феодоровна была вторым ребенком в семье Великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери королевы английской Виктории. Еще одна дочь этой четы - Алиса - стала впоследствии Императрицей Российской Александрой Феодоровной.

Дети воспитывались в традициях старой Англии, их жизнь проходила по строгому распорядку, установленному матерью. Одежда и еда детей были самыми простыми. Старшие дочери сами выполняли домашнюю работу: убирали комнаты, постели, топили камин. Впоследствии Елизавета Феодоровна говорила: "В доме меня научили всему". Мать внимательно следила за развитием талантов и наклонностей каждого из семерых детей и старалась воспитать их на твердой основе христианских заповедей, вложить в сердца любовь к ближним (1), особенно к страждущим.

Родители Елизаветы Феодоровны потратили большую часть своего состояния на благотворительные нужды, а дети постоянно ездили с матерью в госпитали, приюты, дома для инвалидов, привозили с собой большие букеты цветов, разносили по палатам больных, ставили в вазы.

Елизавета с детства любила природу и особенно цветы, которые с увлечением рисовала. У нее был художественный дар, и всю свою жизнь она много времени уделяла рисованию. Любила она и классическую музыку.

Все знавшие Елизавету с детства отмечали ее любовь к ближним. Как говорила впоследствии сама Елизавета Феодоровна, на нее еще в самой ранней юности имели огромное влияние жизнь и подвиги Елизаветы Тюрингенской (2), одной из ее предков, в честь которой она и была названа.

В 1873 году разбился насмерть на глазах у матери трехлетний брат Елизаветы Фридрих. В 1876 году в Дармштадте началась эпидемия дифтерита, заболели все дети, кроме Елизаветы. Мать просиживала ночи у постелей заболевших детей. Вскоре умерла четырехлетняя Мария, а вслед за ней заболела и умерла сама Великая герцогиня Алиса в возрасте тридцати пяти лет.
В тот год закончилась для Елизаветы пора детства. В горе она стала еще чаще и усерднее молиться. Она поняла, что жизнь на земле - это крестный путь. Она всеми силами старалась облегчить горе отца, поддержать его, утешить, а младшим своим сестрам и брату в какой-то мере заменить мать.
На двадцатом году жизни принцесса Елизавета стала невестой Великого Князя Сергея Александровича, пятого сына Императора Александра II, брата императора Александра III. Она познакомилась с будущим супругом в детстве, когда он приезжал в Германию со своей матерью, императрицей Марией Александровной, также происходившей из Гессенского дома. До этого все претенденты на ее руку получали отказ.

Вся семья сопровождала принцессу Елизавету на ее свадьбу в Россию. Вместе с ней приехала и двенадцатилетняя сестра Алиса, которая встретила здесь своего будущего супруга, цесаревича Николая Александровича.

Венчание состоялось в церкви Зимнего дворца Санкт-Петербурге (3). Великая Княгиня напряженно занималась русским языком, желая глубже изучить культуру и особенно веру новой своей родины.
Великая Княгиня Елизавета была ослепительно красива. В те времена говорили, что в Европе есть только две красавицы, и обе - Елизаветы: Елизавета Австрийская, супруга императора Франца-Иосифа, и Елизавета Феодоровна. Великий князь Константин Константинович Романов посвятил Елизавете Феодоровне стихотворение. Оно написано в 1884 году.

Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно: Ты так невыразимо хороша! О, верно, под такой наружностью прекрасной Такая же прекрасная душа! Какой-то кротости и грусти сокровенной В твоих очах таится глубина; Как ангел ты тиха, чиста и совершенна; Как женщина, стыдлива и нежна. Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой Твою не запятнает чистоту. И всякий, увидав тебя, прославит Бога, Создавшего такую красоту! К. Р.

Большую часть года Великая Княгиня жила с супругом в их имении Ильинское в шестидесяти километрах от Москвы, на берегу Москвы-реки. Она любила Москву с ее старинными храмами, монастырями и патриархальным бытом. Сергей Александрович был глубоко религиозным человеком, жил по уставам Святой Церкви, строго соблюдал посты, часто посещал богослужения, ездил в монастыри. Великая Княгиня везде следовала за своим мужем и полностью выстаивала долгие церковные службы.

В православных храмах она испытывала удивительное чувство, таинственное и благодатное, так непохожее на то, что чувствовала она в протестантской кирхе. Она видела радостное состояние Сергея Александровича после принятия им Святых Тайн Христовых, и ей самой захотелось подойти к Святой Чаше, чтобы разделить эту радость. Елизавета Феодоровна стала просить мужа достать ей книги духовного содержания, православный катехизис и толкование Писания, чтобы умом и сердцем постичь, какая же вера истинна.
Изображение
Дорогу осилит идущий

#16 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 16:01

Изображение
В 1888 году Император Александр III поручил Сергею Александровичу быть его представителем на освящении храма святой Марии Магдалины в Гефсимании, построенного на Святой Земле в память их матери, Императрицы Марии Александровны. Сергей Александрович уже был на Святой Земле в 1881 году, когда участвовал в основании Православного Палестинского Общества и стал председателем его. Это общество собирало средства для паломников в Святую Землю, для помощи Русской Миссии в Палестине, для расширения миссионерской работы, для приобретения земель и памятников, связанных с жизнью Спасителя. Узнав о возможности посетить Святую Землю, Елизавета Феодоровна восприняла это как указание Божие и молилась о том, чтобы там, у Гроба Господня, Спаситель Сам открыл ей Свою волю.

Великий князь Сергей Александрович с супругой прибыл в Палестину в октябре 1888 года. Храм святой Марии Магдалины был построен в Гефсиманском саду у подножия Елеонской горы. Этот пятиглавый храм с золотыми куполами - и до сего дня один из красивейших храмов Иерусалима. На вершине Елеонской горы высилась огромная колокольня, прозванная "русской свечой". Увидев эту красоту и почувствовав присутствие на этом месте благодати Божией, Великая Княгиня сказала: "Как я хотела бы быть похороненной здесь". Тогда она не знала, что произнесла пророчество, которому суждено было исполниться. В дар храму святой Марии Магдалины Елизавета Феодоровна привезла драгоценные сосуды, Евангелие и воздухи.

После посещения Святой Земли Великая Княгиня Елизавета Феодоровна твердо решила перейти в православие. От этого шага ее удерживал страх причинить боль своим родным и, прежде всего, отцу. Наконец, 1 января 1891 года она написала отцу письмо о своем решении принять православную веру. Мы приведем его почти полностью, из него видно, какой путь прошла Елизавета Феодоровна:
"...А теперь, дорогой Папа, я хочу что-то сказать Вам и умоляю Вас дать Ваше благословение.

Вы должны были заметить, какое глубокое благоговение я питаю к здешней религии с тех пор, как Вы были здесь в последний раз, более полутора лет назад. Я все время думала и читала, и молила Бога указать мне правильный путь, и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином. Это было бы грехом оставаться так, как я теперь - принадлежать к одной церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как и мой муж. Вы не можете себе представить, каким он был добрым: никогда не старался принудить меня никакими средствами, предоставляя все это совершенно одной моей совести. Он знает, какой это серьезный шаг, и что надо было быть совершенно уверенной, прежде чем решиться на него. Я бы это сделала даже и прежде, только мучило меня то, что этим я причиняю Вам боль. Но Вы, разве Вы не поймете, мой дорогой Папа?

Вы знаете меня так хорошо, Вы должны видеть, что я решилась на этот шаг только по глубокой вере и что я чувствую, что пред Богом я должна предстать с чистым и верующим сердцем.
Как было бы просто - оставаться так, как теперь, но тогда как лицемерно, как фальшиво это было бы, и как я могу лгать всем - притворяясь, что я протестантка во всех внешних обрядах, когда моя душа принадлежит полностью религии Православной. Я думала и думала глубоко обо всем этом, находясь в этой стране уже более шести лет и зная, что религия "найдена". Я так сильно желаю на Пасху причаститься Святых Тайн вместе с моим мужем. Возможно, что это покажется внезапным, но я думала об этом уже так долго, и теперь, наконец, я не могу откладывать этого. Моя совесть мне этого не позволяет. Прошу, прошу по получении этих строк простить Вашу дочь, если она Вам доставит боль. Но разве вера в Бога и вероисповедание не являются одним из главных утешений этого мира? Пожалуйста, протелеграфируйте мне только одну строчку, когда Вы получите это письмо. Да благословит Вас Господь. Это будет такое утешение для меня, потому что я знаю, что будет много неприятных моментов, так как никто не поймет этого шага. Прошу только маленькое ласковое письмо".

Отец не послал дочери желаемой телеграммы с благословением, а написал письмо, в котором говорил, что решение ее приносит ему боль и страдания и что он не может дать благословения.
Тогда Елизавета Феодоровна проявила мужество и, несмотря на моральные страдания, не поколебалась в решении перейти в православие. Вот еще несколько отрывков из ее писем близким:
"...Моя совесть не позволяет мне продолжать в том же духе - это было бы грехом; я лгала все это время, оставаясь для всех в моей старой вере... Это было бы невозможным для меня продолжать жить так, как я раньше жила... Даже по-славянски я понимаю почти все, хотя никогда не учила этот язык. Библия есть и на славянском, и на русском языке, но на последнем легче читать... Ты говоришь..., что внешний блеск церкви очаровал меня. В этом ты ошибаешься. Ничто внешнее не привлекает меня, и не богослужение - но основа веры. Внешнее только напоминают мне о внутреннем... Я перехожу из чистого убеждения, чувствую, что это самая высокая религия и что я сделаю это с верой, с глубоким убеждением и уверенностью, что на это есть Божие благословение".
12 (25) апреля в Лазареву субботу было совершено Таинство Миропомазания Великой Княгини Елизаветы Феодоровны с оставлением ей прежнего имени, но уже в честь святой праведной Елизаветы - матери святого Иоанна Предтечи, память которой Православная церковь совершает 5 (18) сентября. После Миропомазания Император Александр III благословил свою невестку драгоценной иконой Нерукотворенного Спаса, с которой Елизавета Феодоровна не расставалась всю жизнь и с ней на груди приняла мученическую кончину. Теперь она могла сказать своему супругу словами Библии: "Твой народ стал моим народом, твой Бог - моим Богом" (Руфь 1; 16).

В 1891 году Император Александр III назначил Великого Князя Сергея Александровича Московским генерал-губернатором. Супруга генерал-губернатора должна была исполнять множество обязанностей: шли постоянные приемы, концерты, балы. Необходимо было улыбаться гостям, танцевать и вести беседы, независимо от настроения, состояния здоровья и желания.
После переезда в Москву Елизавета Феодоровна пережила смерть близких людей - горячо любимой невестки принцессы Александры (жены Павла Александровича) и отца. Это была пора ее духовного роста.

Жители Москвы скоро оценили милосердие Великой Княгини. Она ходила по больницам для бедных, в богадельни, в приюты для беспризорных детей. И везде старалась облегчить страдания людей: раздавала еду, одежду, деньги, улучшала условия жизни несчастных.

После смерти отца она с Сергеем Александровичем проехала по Волге с остановками в Ярославле, Ростове, Угличе. Во всех этих городах супруги молились в местных храмах.
В 1894 году, несмотря на множество возникших препятствий, наконец, состоялось решение о помолвке Великой Княгини Алисы с Наследником Российского престола Николаем Александровичем. Елизавета Феодоровна радовалась тому, что любящие друг друга люди смогут стать супругами, и ее сестра будет жить в дорогой сердцу Елизаветы России. Принцессе Алисе было двадцать два года, и Елизавета Феодоровна надеялась, что сестра, живя в России, поймет и полюбит русский народ, овладеет русским языком в совершенстве и сможет подготовиться к высокому служению Императрицы Российской.

Но все случилось по-иному. Невеста Наследника прибыла в Россию, когда Император Александр III лежал в предсмертной болезни. 20 октября 1894 года Император скончался. На следующий день принцесса Алиса перешла в православие и была наречена именем Александры. Венчание Императора Николая II и Александры Феодоровны состоялось через неделю после похорон, а весной 1896 года состоялось коронование в Москве. Торжества омрачились страшным бедствием: на Ходынском поле, где раздавались подарки, началась давка - несколько тысяч людей были ранены или задавлены. Так началось это трагическое царствование - среди панихид и погребальных песнопений.
Изображение
В июле 1903 года состоялось торжественное прославление преподобного Серафима Саровского. В Саров прибыла вся Императорская Семья. Императрица Александра Феодоровна молилась преподобному о даровании ей сына. Когда через год Наследник престола родился, по желанию Императорской четы престол нижней церкви, построенной в Царском Селе, был освящен во имя преподобного Серафима Саровского. В Саров приехала и Елизавета Феодоровна с супругом. В письме из Сарова она пишет:
"...Какую немощь, какие болезни мы видели, но и какую веру! Казалось, мы живем во времена земной жизни Спасителя. И как они молились, как плакали - эти бедные матери с больными детьми, - и, слава Богу, многие исцелялись. Господь сподобил нас видеть, как немая девочка заговорила, но как молилась за нее мать!" (4)
Дорогу осилит идущий

#17 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 16:07

Когда началась Русско-японская война, Елизавета Феодоровна немедленно занялась организацией помощи фронту. Одним из ее замечательных начинаний было устройство мастерских для помощи солдатам - под них были заняты все залы Кремлевского дворца, кроме Тронного. Тысячи женщин трудились за швейными машинами и рабочими столами. Огромные пожертвования поступали со всей Москвы и из провинции. Отсюда шли на фронт тюки с продовольствием, обмундированием, медикаментами и подарками для солдат. Великая Княгиня отправляла на фронт и походные церкви с иконами и со всем необходимым для совершения богослужения. Лично от себя посылала Евангелия, иконки и молитвенники.

На свои средства Великая Княгиня сформировала несколько санитарных поездов. В Москве она устроила госпиталь для раненых, который сама постоянно посещала, создала специальные комитеты по обеспечению вдов и сирот погибших на фронте солдат и офицеров.

Однако русские войска терпели одно поражение за другим. Небывалый размах в стране приобрели террористические акты, митинги, забастовки. Государственный и общественный порядок разваливался, надвигалась революция.

Сергей Александрович считал, что необходимо принять более жесткие меры по отношению к революционерам, и доложил об этом Императору, сказав, что при сложившейся ситуации не может больше занимать должность генерал-губернатора Москвы. Государь принял отставку, и супруги покинули губернаторский дом, переехав временно в Нескучное.

Тем временем боевая организация эсеров приговорила Великого Князя Сергея Александровича к смерти. Ее агенты следили за ним, выжидая удобного случая, чтобы совершить казнь. Елизавета Феодоровна знала, что супругу угрожает смертельная опасность. Она получала анонимные письма, где ее предупреждали, чтобы она не сопровождала своего мужа, если не хочет разделить его участи. Великая Княгиня тем более старалась не оставлять его одного и, по возможности, повсюду сопровождала супруга.

5 (18) февраля 1905 года Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым. Когда Елизавета Феодоровна прибыла к месту взрыва, там уже собралась толпа. Кто-то попытался помешать ей подойти к останкам супруга, но она своими руками собрала на носилки разбросанные взрывом куски тела мужа. После первой панихиды в Чудовом монастыре Елизавета Феодоровна возвратилась во дворец, переоделась в черное траурное платье и начала писать телеграммы, и прежде всего - сестре Александре Феодоровне, прося ее не приезжать на похороны, т. к. террористы могли использовать этот случай для покушения на Императорскую чету.
Изображение
Когда Великая Княгиня писала телеграммы, она несколько раз справлялась о состоянии раненого кучера Сергея Александровича. Ей сказали, что положение кучера безнадежно, и он может скоро умереть. Чтобы не огорчать умирающего, Елизавета Феодоровна сняла с себя траурное платье, надела то же самое голубое, в котором была до этого, и поехала в госпиталь. Там, склонившись над постелью умирающего, она уловила его вопрос о Сергее Александровиче и, чтобы успокоить его, Великая Княгиня пересилила себя, улыбнулась ему ласково и сказала: "Он направил меня к Вам". И успокоенный ее словами, думая, что Сергей Александрович жив, преданный кучер Ефим скончался в т же ночь.
Дорогу осилит идущий

#18 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 16:08

Изображение

На третий день после смерти мужа Елизавета Феодоровна поехала в тюрьму, где содержался убийца. Каляев сказал: "Я не хотел убивать Вас, я видел его несколько раз в то время, когда имел бомбу наготове, но Вы были с ним, и я не решился его тронуть".- "И Вы не сообразили того, что Вы убили меня вместе с ним?" - ответила она. Далее она сказала, что принесла ему прощение от Сергея Александровича и просила убийцу покаяться. В руках она держала Евангелие и просила почитать его, но он отказался. Все же Елизавета Феодоровна оставила в камере Евангелие и маленькую иконку, надеясь на чудо. Выходя из тюрьмы, она сказала: "Моя попытка оказалась безрезультатной, хотя, кто знает, возможно, что в последнюю минуту он сознает свой грех и раскается в нем". После этого Великая Княгиня просила Императора Николая II о помиловании Каляева, но это прошение было отклонено.

Из Великих Князей на погребении присутствовали только Константин Константинович и Павел Александрович. Погребли Сергея Александровича в маленькой церкви Чудова монастыря, где ежедневно в течение сорока дней совершались заупокойные панихиды; Великая Княгиня присутствовала на каждой службе и часто приходила сюда ночью, молясь о новопреставленном. Здесь она почувствовала благодатную помощь от святых мощей святителя Алексия, митрополита Московского, которого с тех пор особо почитала. Великая Княгиня носила серебряный крестик с частицей мощей святителя Алексия (5). Она считала, что святитель Алексий вложил в ее сердце желание посвятить Богу всю свою оставшуюся жизнь.
На месте убийства мужа Елизавета Феодоровна воздвигла памятник - крест, сделанный по проекту художника Васнецова. На памятнике были написаны слова Спасителя, сказанные Им на Кресте: "Отче, отпусти им, не ведят бо что творят" (Лк. 23; 34) (6).

С момента Кончины супруга Елизавета Феодоровна не снимала траур, стала держать строгий пост, много молилась. Ее спальня в Николаевском дворце стала напоминать монашескую келью. Вся роскошная мебель была вынесена, стены перекрашены в белый цвет, на них находились только иконы и картины духовного содержания. Ни на каких светских приемах она не появлялась. Бывала только в храме на бракосочетаниях или крестинах родственников и друзей и сразу уходила домой или по делам. Теперь ее ничто не связывало со светской жизнью.
Изображение
Она собрала все свои драгоценности, часть отдала в казну, часть - родственникам, а остальное решила употребить на постройку обители Милосердия.
Изображение
Изображение
На Большой Ордынке в Москве Елизавета Феодоровна приобрела усадьбу с четырьмя домами и садом. В самом большом, двухэтажном доме расположились трапезная для сестер, кухня, кладовая и другие хозяйственные помещения, во втором - церковь и больница, рядом - аптека и амбулатория для приходящих больных, в четвертом доме находилась квартира для священника - духовника обители, классы школы для девочек приюта и библиотека.

Изображение

Елизавета Феодоровна долго трудилась над составлением Устава обители. Она хотела возродить в ней древний институт диаконисе, существовавший в первые века христианства. Диакониссами в те времена могли быть вдовы или немолодые девы. Главными их обязанностями были: наблюдение за женщинами, вступающими в Церковь, обучение их основам веры, помощь при совершении Таинства Крещения, а также забота о бедных и больных. Во время гонений на христианство диакониссы служили мученикам и мученицам в темницах.

Архиепископ Анастасий, лично знавший Елизавету Феодоровну, вспоминает: "Одно время она серьезно думала о возрождении древнего института диаконисс, в чем ее поддержал митрополит Московский Владимир (Богоявленский, новомученик Российский + 1918 г.)". Но против этого выступил епископ Саратовский Гермоген (после революции он мученически окончил свою жизнь в Тобольске).

Елизавета Феодоровна отказалась от своей идеи, не пожелала воспользоваться своим высоким положением, чтобы обойти установленные правила, и пренебречь мнением церковной власти. Случалось, что Великую Княгиню несправедливо обвиняли в протестантских тенденциях, в чем впоследствии раскаивались.

Елизавета Феодоровна продолжала трудиться над составлением Устава обители. Ездила несколько раз в Зосимову пустынь, где обсуждала проект со старцами; писала в разные монастыри и духовные библиотеки мира, изучала уставы древних монастырей. Счастливый случай, посланный Промыслом Божиим, помог ей в этих трудах.

В 1906 году Великая Княгиня прочитала книгу "Дневник полкового священника, служившего на Дальнем Востоке во весь период минувшей Русско-японской войны" (7), священником Митрофаном Серебрянским. Она пожелала познакомиться с автором и вызвала его в Москву. В результате их встреч и бесед появился проект Устава будущей обители, подготовленный отцом Митрофаном, который Елизавета Феодоровна приняла за основу.

Для совершения богослужений и духовного окормления сестер согласно проекту Устава нужен был священник женатый, но который жил бы со своей матушкой как брат с сестрой и постоянно находился бы на территории обители. Елизавета Феодоровна в письмах и при личных встречах просила отца Митрофана стать духовником будущей обители, так как он соответствовал всем требованиям Устава.

Родился он в Орле в многодетной семье священника, 31 июля 1870 года. Дети воспитывались в благочестии и строгом исполнении церковных обрядов. Когда ребенку исполнялось четыре года, отец подводил его к матери и говорил, что отныне их чадо может соблюдать все посты. В семье царили мир и любовь, дети относились к родителям с величайшим почтением. Юношей Митрофан, закончив духовную семинарию, попросил у родителей благословения на брак, чтобы вслед за этим принять священный сан. Всю свою жизнь отец Митрофан очень любил и уважал свою супругу. В конце своей жизни отец Митрофан вспоминал: "Олюшка, спутница моя, она на открытых плотах по течению Иртыша плыла ко мне в ссылку. Какая это была мне поддержка и утешение!"
Детей у супругов не было, и они по обоюдному согласию решили хранить целомудрие в браке. Отец Митрофан говорил, что это труднейший подвиг - иметь благословение жить с любимой супругой, но отсекать похоть. Только Божией милостью это возможно.

С 1896 года отец Митрофан служил полковым священником при 51 драгунском Черниговском полке, стоявшем в Орле. Вместе с полком отец Митрофан отправился на Русско-японскую войну, где находился в зоне боевых действий под Ляояном и Мукденом с 1904 по 1906 годы. После окончания войны он вернулся в родной Орел и стал настоятелем приходской церкви. Его очень любили в Орле, как истинного и духовно опытного пастыря. После службы часами шел к нему народ за советом, наставлением, со всеми трудностями и вопросами. Он вспоминал, что редко удавалось ему уйти из церкви ранее пяти часов вечера.

После беседы с Великой Княгиней о. Митрофан сказал, что согласен переехать в Москву и служить в новой обители. Но, возвращаясь домой, он думал о том, сколько слез ждет его там, сколько прихожан будут опечалены уходом любимого духовного отца. И он решил отказаться от переезда в Москву, хотя сам впоследствии говорил, что просьба Великой Княгини - это почти что приказ.
Когда перед отъездом в Орел он остановился на ночлег в подмосковном доме, то долго размышлял и твердо решил послать телеграмму с отказом от предложения Елизаветы Феодоровны. И вдруг почти сразу пальцы на руке стали неметь, и рука отнялась. Отец Митрофан пришел в ужас оттого, что теперь не сможет служить в церкви, и понял совершившееся как вразумление. Он стал горячо молиться и обещал Богу, что даст согласие на переезд в Москву - и через два часа рука снова стала действовать.

Когда о. Митрофан объявил в приходе о своем отъезде, все плакали, начались просьбы, письма, ходатайства к церковным властям. Шли месяцы, уехать из Орла никак не удавалось, и отец Митрофан почувствовал, что он не в силах этого сделать. И тогда рука снова отнялась. Сразу же после этого отец Митрофан поехал в Москву, пришел к Иверской часовне и со слезами молился перед Иверской иконой Божией Матери, обещал переехать в Москву - только бы исцелилась рука. И после того, как он приложился к иконе, пальцы больной руки стали двигаться. Тогда он пошел к Елизавете Феодоровне и радостно возвестил, что твердо решил приехать и быть духовником обители.

Несколько раз пришлось Великой Княгине переделывать Устав своей обители, чтобы удовлетворить все требования и поправки Святейшего Синода. Император Николай II своим Высочайшим Указом помог преодолеть сопротивление Синода созданию обители.

10 февраля 1909 года Великая Княгиня сняла траурное платье, облачилась в одеяние крестовой сестры любви и милосердия и, собрав семнадцать сестер основанной ею обители, сказала: "Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир - в мир бедных и страдающих".

Отец Митрофан стал подлинным духовником обители, наставником и помощником настоятельницы. Насколько высоко ценила Великая Княгиня духовника обители, видно из ее письма Государю (апрель 1909 года): "Для нашего дела отец Митрофан - благословение Божие, так как он заложил необходимое основание... Он исповедует меня, окормляет меня в церкви, оказывает мне огромную помощь и подает пример своей чистой, простой жизнью - такой скромной и простой в его безграничной любви к Богу и Православной Церкви. Поговорив с ним лишь несколько минут, видишь - это скромный, чистый, Божий человек, Божий слуга в нашей Церкви".

В основу Марфо-Мариинской обители Милосердия был положен устав монастырского общежития. 9 (22) апреля 1910 года в церкви святых Марфы и Марии епископ Трифон (Туркестанов) посвятил в звание крестовых сестер любви и милосердия семнадцать сестер обители во главе с Великой Княгиней Елизаветой Феодоровной. Во время торжественной службы епископ Трифон, обращаясь к уже облаченной в одеяние крестовой сестры милосердия Великой Княгине, сказал пророческие слова: "Эта одежда скроет Вас от мира, и мир будет скрыт от Вас, но она в то же время будет свидетельницей Вашей благотворной деятельности, которая воссияет пред Господом во славу Его".

Знаменательно посвящение созданной обители святым женам-мироносицам Марфе и Марии. Обитель должна была стать как бы домом святого Лазаря - Друга Божия, домом, в котором так часто бывал Спаситель. Сестры обители призывались соединить высокий жребий Марии, внемлющей глаголам вечной жизни, и служение Марфы - служение Господу через ближнего своего.
Первый храм обители (больничный) был освящен епископом Трифоном 9 (21) сентября 1909 г. (в день празднования Рождества Пресвятой Богородицы) во имя святых жен-мироносиц Марфы и Марии. Второй храм, в честь Покрова Пресвятой Богородицы, освящен в 1911 году (архитектор А. В. Щусев, росписи М. В. Нестерова). Построенный по образцам новгородско-псковского зодчества, он сохранял теплоту и уют небольших приходских церквей, но, тем не менее, был рассчитан на присутствие более тысячи молящихся.

М. В. Нестеров сказал об этом храме: "Храм Покрова - лучший из современных сооружений Москвы, могущий при иных условиях иметь, помимо прямого назначения для прихода, назначение художественно - воспитательное для всей Москвы". В 1914 году под храмом была устроена церковь-усыпальница во имя Сил Небесных и Всех святых, которую настоятельница предполагала сделать местом своего упокоения. Роспись усыпальницы сделал П. Д. Корин, ученик М. В. Нестерова.

День в Марфо-Мариинской обители начинался в 6 часов утра. После общего утреннего молитвенного правила в больничном храме Великая Княгиня давала послушания сестрам на предстоящий день. Свободные от послушания оставались в храме, где начиналась Божественная Литургия. Дневная трапеза проходила с чтением житий святых. В 5 часов вечера в церкви служили вечерню с утреней. Под праздники и воскресные дни совершалось всенощное бдение. В 9 часов вечера в больничном храме читалось вечернее правило, после него все сестры, получив благословение настоятельницы, расходились по кельям. Четыре раза в неделю за вечерней читались акафисты: в воскресенье - Спасителю, в понедельник - Архангелу Михаилу и всем Бесплотным Небесным Силам, в среду - святым женам-мироносицам Марфе и Марии, и в пятницу - Божией Матери или Страстям Христовым. В часовне, сооруженной в конце сада обители, читалась Псалтирь по усопшим. Часто ночами молилась там сама настоятельница.

Внутренней жизнью сестер руководил замечательный священник и пастырь, духовник обители протоиерей Митрофан Серебрянский. Дважды в неделю он проводил беседы с сестрами. Кроме того, сестры могли ежедневно в определенные часы приходить за советом или наставлением к духовнику или к настоятельнице. Великая Княгиня вместе с отцом Митрофаном учили сестер, что их задача - не только медицинская помощь, но и духовное наставление опустившихся, заблудших и отчаявшихся людей. Каждое воскресенье после вечерней службы в соборе Покрова Божией Матери устраивались беседы для народа с общим пением молитв.

"На всей внешней обстановке обители и на самом ее внутреннем быте, и на всех вообще созданиях Великой Княгини лежал отпечаток изящества и культурности не потому, чтобы она придавала этому какое-либо самодовлеющее значение, но потому, что таково было непроизвольное действие ее творческого духа" - пишет в своих воспоминаниях митрополит Анастасий.

Богослужение в обители отличалось особой красотой и благоговейностью, в этом была заслуга исключительного по своим пастырским достоинствам духовника; избранного настоятельницей. Здесь совершали богослужения и проповедовали слово Божие лучшие пастыри и проповедники не только Москвы, но и многих отдаленных мест России. Как пчела, собирала настоятельница нектар со всех цветов, чтобы люди ощутили особый аромат духовности. Обитель, ее храмы и богослужение вызывали восхищение современников. Этому способствовала не только красота храмов, но и прекрасный парк с оранжереями - в лучших традициях садового искусства XVIII - XIX века. Это был единый ансамбль, соединявший гармонично внешнюю и внутреннюю красоту.

Современница Великой Княгини Нонна Грейтон, фрейлина ее родственницы принцессы Виктории, свидетельствует о Елизавете Феодоровне: "Она обладала замечательным качеством - видеть хорошее и настоящее в людях, и старалась это выявлять. Она также совсем не имела высокого мнения о своих качествах... У нее никогда не было слова "не могу", и никогда ничего не было унылого в жизни Марфо-Мариинской обители. Все было там современно, как внутри, так и снаружи. И кто бывал там, уносил прекрасное чувство".

В Марфо-Мариинской обители Великая Княгиня вела жизнь подвижницы. Спала на деревянных досках без матраса, тайно носила власяницу и вериги. Об этом рассказала в своих воспоминаниях подвижница Марфо-Мариинской обители монахиня Любовь (в миру Евфросиния). Однажды она, еще не обученная монашеским правилам, вошла в покои настоятельницы без молитвы и не спросив благословения. В келье она увидела Великую Княгиню во власянице и веригах. Та, нисколько не смутившись, сказала только: "Душенька, когда входишь, надо стучаться".

Монахиня Любовь вспоминает также замечательный случай, приведший ее в монастырь. Было это в 1912 году. В 16 лет она уснула летаргическим сном, во время которого душа ее была встречена преподобным Онуфрием Великим. Он подвел ее к трем святым - в одном из них Евфросиния узнала преподобного Сергия Радонежского, двое других были ей незнакомы.

Преподобный Онуфрий сказал Евфросинии, что она нужна в Марфо-Мариинской обители, и, очнувшись от сна, Евфросиния стала выяснять, где в России есть монастырь в честь Марфы и Марии. Одна из ее знакомых оказалась послушницей этой обители и рассказала Евфросинии о ней и ее основательнице. Евфросиния написала настоятельнице письмо с вопросом, смогут ли ее принять в обитель, и получила утвердительный ответ. Когда по прибытии в монастырь Евфросиния вошла в келью настоятельницы, то узнала в ней ту святую, которая стояла в райской обители вместе с преподобным Сергием. Когда же она пошла получить благословение духовника монастыря отца Митрофана, то в нем узнала второго из тех, кто стоял рядом с преподобным Сергием. Ровно через шесть лет после этого видения Великая княгиня претерпела мученическую кончину в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, а отец Митрофан впоследствии принял постриг с именем Сергий в честь преподобного Сергия.

Привыкшая с детства к труду, Великая Княгиня все делала сама и лично для себя не требовала никаких услуг от сестер. Она участвовала во всех делах обители, как рядовая сестра, всегда подавая пример остальным. Как-то к настоятельнице подошла одна из послушниц с просьбой послать кого-нибудь из сестер перебирать картошку, так как никто не хочет помочь. Великая Княгиня, не сказав никому ни слова, пошла сама. Увидев настоятельницу, перебирающую картошку, устыженные сестры прибежали и принялись за дело.

Великая Княгиня строго соблюдала посты, вкушая только растительную пищу. Утром вставала на молитву, после чего распределяла послушания сестрам, работала в клинике, принимала посетителей, разбирала прошения и письма.
Вечером, был обход больных, заканчивавшийся далеко за полночь. Ночью настоятельница молилась в молельне или церкви, ее сон редко продолжался более трех часов. Когда больной метался и нуждался в помощи, она просиживала у его постели до рассвета. В больнице Елизавета Феодоровна брала на себя самую ответственную работу: ассистировала при операциях, делала перевязки, утешала больных и всеми силами стремилась облегчить их страдания. Они говорили, что от Великой Княгини исходила целебная сила, которая помогала им переносить боль и соглашаться на тяжелые операции.

В качестве главного средства от недугов настоятельница всегда предлагала исповедь и причастие. Еще она говорила: "Безнравственно утешать умирающих ложной надеждой на выздоровление, лучше помочь им по-христиански перейти в вечность".

Сестер обители обучали основам медицины. Главной их задачей было посещение больных и бедных, забота о брошенных детях, оказание им медицинской, моральной и материальной помощи.
В больнице обители работали лучшие специалисты Москвы. Все операции проводились бесплатно. Здесь исцелялись те, от кого отказывались другие врачи. Исцеленные пациенты плакали, уходя из Марфо-Мариинской больницы, расставаясь с "Великой Матушкой", как они называли настоятельницу. При обители работала воскресная школа для работниц фабрики. Любой желающий мог пользоваться фондами прекрасной библиотеки. Действовала бесплатная столовая для бедных. В обители был создан приют для девочек-сирот. К Рождеству устраивали большую елку для бедных детей, дарили им игрушки, сладости, теплую одежду, которую шили сами сестры.

Изображение
Настоятельница обители считала, что главное дело сестер не работа в больнице, а помощь бедным и нуждающимся. Обитель получала до двенадцати тысяч прошений в год. О чем только ни просили: устроить на лечение, найти работу, присмотреть за детьми, ухаживать за лежачими больными, отправить на учебу за границу.

Великая Княгиня находила возможности помочь духовенству, давала средства на нужды бедных сельских приходов, которые не могли отремонтировать храм или построить новый. Она помогала материально священникам-миссионерам, трудившимся среди язычников Крайнего Севера или инородцев окраин России, ободряла и укрепляла их.

Одним из главных мест бедности, которому Великая Княгиня уделяла особое внимание, был Хитров рынок. Елизавета Феодоровна в сопровождении своей келейницы Варвары Яковлевой или сестры обители княжны Марии Оболенской, неутомимо переходя от одного притона к другому, собирала сирот и уговаривала родителей отдать ей на воспитание детей. Все население Хитрова уважало ее, называя "сестрой Елизаветой" или "Матушкой". Полиция постоянно предупреждала ее, что не в состоянии гарантировать ей безопасность. В ответ на это Великая Княгиня всегда благодарила полицию за заботу и говорила, что ее жизнь не в их руках, а в руках Божиих. Она старалась спасать детей Хитровки. Ее не пугали нечистота, брань, вид людей, потерявших человеческий облик. Она говорила: "Подобие Божие может быть иногда затемнено, но оно никогда не может быть уничтожено".
Изображение
Мальчиков, вырванных из Хитровки, она устраивала в общежития. Из одной группы таких недавних оборванцев образовалась артель исполнительных посыльных Москвы. Девочек устраивали в закрытые учебные заведения или приюты, где также следили за их здоровьем и духовным ростом.

Елизавета Феодоровна создавала дома призрения для сирот, инвалидов, тяжело больных, находила время для посещения их, постоянно поддерживала материально, привозила подарки. Рассказывают такой случай. Однажды Великая княгиня должна была приехать в приют для маленьких девочек-сирот. Все готовились достойно встретить свою благодетельницу. Девочкам сказали, что приедет Великая Княгиня: нужно будет поздороваться с ней и поцеловать ручки. Когда Елизавета Феодоровна приехала, ее встретили малютки в белых платьицах. Они дружно поздоровались и все протянули свои ручки Великой Княгине со словами: "Целуйте ручки". Воспитательницы ужаснулись: что же будет! Но Великая Княгиня, прослезившись, подошла к каждой из девочек и всем поцеловала ручки. Плакали при этом все - такое умиление и благоговение было на лицах и в сердцах.

Еще об одном из бесчисленных свидетельств ее любви к страждущим вспоминают современники. Одна из сестер пришла из бедного квартала и рассказала о безнадежно больной чахоткой женщине с двумя маленькими детьми, живущей в холодном подвале. Матушка сразу заволновалась, немедленно позвала старшую сестру и приказала устроить мать в больницу для чахоточных, а детей взять в приют; если не найдется кровати, устроить больную на раскладушке. После этого сама взяла для детей одежду, одеяльца и пошла за ними. Великая Княгиня постоянно посещала больную мать до самой ее кончины, успокаивала, обещая, что позаботится о детях.

Великая матушка надеялась, что созданная ею Марфо-Мариинская обитель милосердия расцветет и станет большим плодоносным древом. Со временем она собиралась устроить отделения обители и в других городах России.

Великой Княгине была присуща исконно русская любовь к паломничеству. Не раз ездила она в Саров и там с радостью спешила в храм, чтобы помолиться у раки преподобного Серафима. Ездила во Псков, в Киев, в Оптину пустынь, в Зосимову пустынь, была в Соловецком монастыре. Посещала и самые маленькие монастыри в захолустных и отдаленных местах России. Присутствовала на всех духовных торжествах, связанных с открытием или перенесением мощей угодников Божиих. Больным паломникам, ожидавшим исцеления от новопрославляемых святых, Великая Княгиня тайно помогала, ухаживала за ними. В 1914 году Великая Княгиня посетила монастырь в Алапаевске - городе, которому суждено было стать местом ее заточения и мученической смерти.

Она помогала русским паломникам, отправлявшимся в Иерусалим. Через общества, организованные ею, покрывалась стоимость билетов паломников, плывущих из Одессы в Яффу. Она построила также большую гостиницу в Иерусалиме. Еще одно славное деяние Великой Княгини - постройка русского православного храма в Италии, в городе Бари, где покоятся мощи святителя Николая Мирликийского. В 1914 году был освящен нижний храм в честь святителя Николая и странноприимный дом.

Драгоценно воспоминание о Великой Княгине митрополита Анастасия, лично ее знавшего: "Она способна была не только плакать с плачущими, но и радоваться с радующимися, что обыкновенно труднее первого. Не будучи монахинею в собственном смысле этого слова, она лучше многих инокинь соблюдала великий завет святого Нила Синайского: "Блажен инок, который всякого человека почитает как бы богом после Бога". Найти хорошее в каждом человеке и "милость к падшим призывать" было всегдашним стремлением ее сердца. Кротость нрава не препятствовала ей, однако, пылать священным гневом при виде несправедливости. Еще более строго она осуждала саму себя, если впадала в ту или другую, даже невольную ошибку...

Однажды, в бытность мою еще викарным епископом в Москве, она предложила мне председательство в чисто светском по своему составу обществе, не имевшем при том по своим задачам непосредственного отношения к Церкви. Я невольно смутился, не зная, что ответить на ее слова. Она сейчас же поняла мое положение: "Извините,- решительно произнесла она,- я сказала глупость",- и тем вывела меня из затруднения".

Современники вспоминали, что Елизавета Феодоровна вносила с собою чистое благоухание лилии, быть может, поэтому она так любила белый цвет. Встречаясь со множеством людей, она сразу могла понять человека; раболепство, ложь и хитрость были ей противны. Она говорила: "Ныне трудно найти правду на земле, затопляемой все сильнее греховными волнами; чтобы не разочароваться в жизни, надо правду искать на небе, куда она ушла от нас".

С самого начала своей жизни в Православии и до последних дней Великая Княгиня находилась в полном послушании у своих духовных отцов. Без благословения священника Марфо-Мариинской обители протоиерея Митрофана Серебрянского и без советов старцев Оптиной пустыни, Зосимовой пустыни и других монастырей, она сама ничего не предпринимала. Ее смирение и послушание было удивительным.

Господь наградил ее даром духовного рассуждения и пророчества. Отец Митрофан Серебрянский рассказывал, что незадолго до революции ему приснился сон, яркий и явно пророческий, но он не знал, как его истолковать. Сон был цветным: четыре картины, сменяющие Друг друга. Первая: стоит прекрасная церковь. Вдруг со всех сторон появляются огненные языки, и вот весь храм пылает - зрелище величественное и страшное. Вторая: изображение Императрицы Александры Феодоровны в черной рамке; вдруг из краев этой рамки начинают вырастать побеги, на которых раскрываются белые лилии, цветы все увеличиваются в размере и закрывают изображение. Третья: Архангел Михаил с огненным мечом в руке. Четвертая картина: преподобный Серафим Саровский стоит коленопреклоненный на камне с молитвенно воздетыми руками.

Взволнованный этим сном, отец Митрофан рассказал о нем Великой Княгине рано утром, еще до начала Литургии. Елизавета Феодоровна сказала, что ей понятен этот сон. Первая картина означает, что в России скоро будет революция, начнется гонение на Церковь Русскую и за грехи наши, за неверие страна наша встанет на грань погибели. Вторая картина означает, что сестра Елизаветы Феодоровны и вся Царская Семья примут мученическую кончину. Третья картина означает, что и после того ожидают Россию большие бедствия. Четвертая картина означает, что по молитвам преподобного Серафима и других святых и праведников земли Российской и заступничеством Божией Матери страна и народ наш будут помилованы.

Сообщение отредактировал Burime1: 21 Февраль 2015 - 17:02

Дорогу осилит идущий

#19 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 16:10

Дар духовного рассуждения особенно проявился в ее отношении к Распутину. Она много раз умоляла свою сестру-Императрицу не доверяться ему и не ставить себя в зависимое положение от него. Говорила Великая Княгиня об этом и самому Императору, но ее совет был отвергнут. По просьбе своих друзей и с благословения старцев она в 1916 году сделала последнюю попытку и поехала в Царское Село, чтобы лично поговорить с Государем о положении в стране. Император не принял ее. Разговор о Распутине произошел между Императрицей и Великой Княгиней и закончился печально. Императрица не захотела слушать сестру: "Мы знаем, что святых злословили и раньше". На это Великая Княгиня сказала: "Помни судьбу Людовика XVI" (8). Расстались они холодно.
В годы Первой мировой войны трудов у Великой Княгини прибавилось: необходимо было ухаживать за ранеными в лазаретах. Часть сестер обители были отпущены для работы в полевом госпитале.
Изображение
Первое время Елизавета Феодоровна, побуждаемая христианским чувством, навещала и пленных немцев, но клевета о тайной поддержке противника заставила ее отказаться от этого.
В 1916 году к воротам обители подошла разъяренная толпа. Они потребовали выдать германского шпиона - брата Елизаветы Феодоровны, якобы скрывавшегося в обители. Настоятельница вышла к толпе одна и предложила осмотреть все помещения общины. Господь не попустил погибнуть ей в этот день. Конный отряд полиции разогнал толпу.

Вскоре после февральской революции к обители снова подошла толпа с винтовками, красными флагами и бантами. Сама настоятельница открыла ворота - ей объявили, что приехали, чтобы арестовать ее и предать суду как немецкую шпионку, к тому же хранящую в монастыре оружие.

На требование пришедших немедленно ехать с ними, Великая Княгиня сказала, что должна сделать распоряжения и проститься с сестрами. Настоятельница собрала всех сестер обители и попросила отца Митрофана отслужить молебен. Потом, обратясь к революционерам, пригласила их войти в церковь, но оставить оружие у входа. Они нехотя сняли винтовки и последовали в храм.
Весь молебен Елизавета Феодоровна простояла на коленях. После окончания службы она сказала, что отец Митрофан покажет им все постройки обители, и они могут искать то, что хотят найти. Конечно, они ничего не нашли, кроме келий сестер и госпиталя с больными. После их ухода, Елизавета Феодоровна сказала сестрам: "Очевидно мы недостойны еще мученического венца". В одном из писем того времени она пишет: "То, что мы живем, является неизменным чудом". Никакого озлобления или осуждения не было у нее против безумств толпы. Она говорила: "Народ - дитя, он неповинен в происходящем... он введен в заблуждение врагами России". Об аресте и страданиях Царской Семьи она говорила: "Это послужит к их нравственному очищению и приблизит их к Богу".
Весной 1917 года к ней приехал шведский министр по поручению кайзера Вильгельма и предложил ей помощь в выезде за границу. Елизавета Феодоровна ответила, что решила разделить судьбу страны, которую считает своей новой родиной, и не может оставить сестер обители в это трудное время.

Никогда не было на богослужении в обители столько народа, как перед октябрьским переворотом. Шли не столько за тарелкой супа или медицинской помощью, сколько за утешением и советом "Великой матушки". Елизавета Феодоровна всех принимала, выслушивала, укрепляла. Люди уходили от нее умиротворенными и ободренными.
Изображение

Первое время после октябрьского переворота Марфо-Мариинскую обитель не трогали. Напротив, сестрам оказывали уважение, два раза в неделю к обители подъезжал грузовик с продовольствием, привозили черный хлеб, вяленую рыбу, овощи... Из медикаментов выдавали в ограниченном количестве перевязочный материал и лекарства первой необходимости.

Все вокруг были испуганы, покровители и состоятельные дарители теперь боялись оказывать помощь обители. Великая Княгиня во избежание провокаций почти не выходила за ворота обители, сестрам также было запрещено выходить на улицу. Однако установленный распорядок дня обители не менялся, только длиннее стали службы, усерднее молитва сестер. Отец Митрофан каждый день служил в переполненной церкви Божественную Литургию, было много причастников. Некоторое время в обители находилась чудотворная икона Божией Матери Державная, обретенная в подмосковном селе Коломенском в день отречения Императора Николая II от престола. Перед иконой совершались соборные моления.

После заключения Брест-Литовского мира германское правительство добилось согласия советской власти на выезд Великой Княгини Елизаветы Феодоровны за границу. Посол Германии граф Мирбах дважды пытался увидеться с Великой Княгиней, но она не приняла его и категорически отказалась уехать из России. Она говорила: "Я никому ничего дурного не сделала. Буди воля Господня!"
Приведем отрывки из писем Великой Княгини близким людям:
"...Господь опять Своей великой милостью помог нам пережить дни внутренней войны, и сегодня я имела безграничное утешение молиться... и присутствовать на Божественной службе, когда наш Патриарх давал благословение. Святой Кремль, с заметными следами этих печальных дней, был мне дороже, чем когда бы то ни было, и я почувствовала, до какой степени Православная Церковь является настоящей Церковью Господней. Я испытывала такую глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не ведают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто крат больше во время его болезни, чем когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, научить его терпению, помочь ему. Вот что я чувствую каждый день. Святая Россия не может погибнуть. Но Великой России, увы, больше нет. Но Бог в Библии показывает, как Он прощал Свой раскаявшийся народ и снова даровал ему благословенную силу.
Будем надеяться, что молитвы, усиливающиеся с каждым днем, и увеличивающееся раскаяние умилостивят Приснодеву, и Она будет молить за нас Своего Божественного Сына, и что Господь нас простит".
"...Полностью разрушена Великая Россия, но Святая Россия и Православная Церковь, которую "врата ада не одолеютЛ существует и существует более, чем когда бы то ни было. И те, кто верует и не сомневается ни на мгновение, увидят "внутреннее солнце", которое освещает тьму во время грохочущей бури... Я только уверена, что Господь, Который наказывает, есть тот же Господь, Который и любит. Я много читала Евангелие, и, если осознать ту великую жертву Бога Отца, Который послал Своего Сына умереть и воскреснуть за нас, то тогда мы ощутим присутствие Святаго Духа, Который озаряет наш путь. И тогда радость становится вечной, даже если наши бедные человеческие сердца и наши маленькие земные умы будут переживать моменты, которые кажутся очень страшными... Мы работаем, молимся, надеемся и каждый день чувствуем милость Божию. Каждый день мы испытываем постоянное чудо. И другие начинают это чувствовать и приходят в нашу церковь, чтобы отдохнуть душой".

Спокойствие обители было затишьем перед бурей. Сначала в обитель прислали анкеты - опросные листы для всех, кто проживал и находился на лечении: имя, фамилия, возраст, социальное происхождение и т. д. После этого были арестованы несколько человек из больницы. Затем объявили, что сирот переведут в детский дом.

В апреле 1918 года на третий день Пасхи, в день празднования Иверской иконы Божией Матери, Елизавету Феодоровну арестовали и немедленно вывезли из Москвы. Это произошло в тот день, когда Святейший Патриарх Тихон посетил Марфо-Мариинскую обитель, где служил Божественную Литургию и молебен. После службы Патриарх до четырех часов дня находился в обители и беседовал с настоятельницей и сестрами. Это было последнее благословение и напутствие главы Русской Православной Церкви Елизавете Феодоровне перед крестным путем на Голгофу.

Почти сразу после отъезда Патриарха Тихона к обители подъехала машина с комиссаром и красноармейцами-латышами. Елизавете Феодоровне приказали ехать с ними. На сборы дали полчаса. Настоятельница успела лишь собрать сестер в церкви святых Марфы и Марии и дать им последнее благословение. Плакали все присутствующие, зная, что видят свою мать и настоятельницу в последний раз. Елизавета Феодоровна благодарила сестер за самоотверженность и верность и просила отца Митрофана не оставлять обители и служить в ней до тех пор, пока это будет возможным.
С Великой Княгиней поехали две сестры - Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. Перед тем, как сесть в машину, настоятельница осенила всех крестным знамением.

Одна из сестер обители, Зинаида (в монашестве Надежда) вспоминает:
"...И повезли ее. Сестры бежали за ней, сколько могли. Кто прямо падал на дороге... Когда я пришла к обедне, то услышала, что диакон читает ектенью и не может, плачет... И повезли ее в Екатеринбург с каким-то провожатым, и Варвара с ней. Не разлучились... Потом письменам прислала, батюшке и каждой сестре. Сто пять записочек (9) было вложено, и каждой по ее характеру. Из Евангелия, из Библии изречения, а кому от себя. Она всех сестер, всех своих детей знала..."

Узнав о случившемся, Патриарх Тихон пытался через различные организации, с которыми считалась новая власть, добиться освобождения Великой Княгини. Но старания его оказались тщетными. Все члены Императорского Дома были обречены.

Елизавету Феодоровну и ее спутниц направили по железной дороге в Пермь. По пути в ссылку она написала письмо сестрам своей обители. Вот выдержки из него:
"Господи благослови, да утешит и укрепит всех вас Воскресение Христово... Да сохранит нас всех с вами, мои дорогие, преподобный Сергий, святитель Димитрий и святая Евфросиния Полоцкая... не могу забыть вчерашний день, все дорогие милые лица. Господи, какое страдание в них, о, как сердце болело. Вы мне становитесь каждую минуту дороже. Как я вас оставлю, мои деточки, как вас утешить, как укрепить? Помните, мои родные все, что я вам говорила. Всегда будьте не только мои дети, но послушные ученицы. Сплотитесь и будьте, как одна душа, все для Бога, и скажите, как Иоанн Златоуст: "Слава Богу за все!" Старшие сестры, объединяйте сестер ваших. Просите Патриарха Тихона "цыпляточек" взять под свое крылышко. Устройте его в моей средней комнате. Мою келью - для исповеди, и большая - для приема... Ради Бога, не падайте духом. Божия Матерь знает, отчего Ее Небесный Сын послал нам это испытание в день Ее праздника... только не падайте духом и не ослабевайте в ваших светлых намерениях, и Господь, Который нас временно разлучил, духовно укрепит. Молитесь за меня, грешную, чтобы я была достойна вернуться к моим деткам и усовершенствовалась для вас, чтобы мы все думали, как приготовиться к вечной жизни.
Вы помните, как я боялась, что вы слишком в моей поддержке находите крепость для жизни, и я вам говорила: "Надо побольше прилепиться к Богу. Господь говорит: "Сын Мой, отдай сердце твое Мне, и глаза твои да наблюдают пути Мои". Тогда будь уверен, что все отдашь Богу, если отдашь Ему свое сердце, т. е. самого себя".

Теперь мы переживаем одно и то же и невольно только у Него находим утешение нести наш общий крест разлуки. Господь нашел, что нам пора нести Его крест. Постараемся быть достойными этой радости. Я думала, что мы будем так слабы, не доросли нести большой крест. "Господь дал, Господь и взял". Как угодно было Богу, так и сделалось. Да будет имя Господне благословенно навеки.
Какой пример дает нам святой Иов своей покорностью и терпением в скорбях. За это Господь потом дал ему радость. Сколько примеров такой скорби у Святых Отцов во святых обителях, но потом была радость. Приготовьтесь к радости быть опять вместе. Будем терпеливы и смиренны. Не ропщем и благодарим за все.
Ваша постоянная богомолица и любящая мать во Христе.
Матушка".

Последние месяцы своей жизни Великая Княгиня провела в заключении в школе на окраине города Алапаевска вместе с Великим Князем Сергеем Михайловичем (младшим сыном Великого Князя Михаила Николаевича, брата Императора Александра II), его секретарем - Феодором Михайловичем Ремезом, тремя братьями - Иоанном, Константином и Игорем (сыновьями Великого Князя Константина Константиновича) и князем Владимиром Палеем (сыном Великого Князя Павла Александровича). Конец был близок. Матушка-настоятельница готовилась к этому исходу, посвящая все время молитве.

Сестер, сопровождавших свою настоятельницу, привезли в Областной совет и предложили им идти на свободу. Обе умоляли вернуть их к Великой Княгине. Тогда чекисты стали пугать их пытками и мучениями, которые предстоят всем, кто останется с ней. Варвара Яковлева сказала, что готова дать подписку даже своей кровью, что желает разделить судьбу Великой Княгини. Так крестовая сестра Марфо-Мариинской обители Варвара Яковлева сделала свой выбор и присоединилась к узникам, ожидавшим решения своей участи.
Изображение

Глубокой ночью 5(18) июля, в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, Великую Княгиню Елизавету Феодоровну вместе с другими членами Императорского Дома бросили в шахту старого рудника. Когда озверевшие палачи сталкивали Великую Княгиню в черную яму, она повторяла молитву, произнесенную распятым на Кресте Спасителем мира: "Господи, прости им, ибо не знают, что делают" (Лк. 23? 34). Затем чекисты начали бросать в шахту ручные гранаты. Один из крестьян, бывший свидетелем убийства говорил, что из глубины шахты слышались звуки Херувимской, которую пели страдальцы перед переходом в вечность.

Елизавета Феодоровна упала не на дно шахты, а на выступ, который находился на глубине 15 метров. Рядом с ней нашли тело Иоанна Константиновича с перевязанной головой. С тяжелейшими переломами и ушибами она и здесь стремилась облегчить страдания ближнего. Пальцы правой руки Великой Княгини и инокини Варвары оказались сложенными для крестного знамения. Скончались они в страшных мучениях от жажды, голода и ран.

ИзображениеОстанки настоятельницы Марфо-Мариинской обители и ее верной келейницы Варвары в 1921 году были перевезены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании.

Долгим и тяжелым был этот путь. 18 (31) октября 1918 г. тела страдальцев положили в деревянные гробы и поставили в кладбищенской церкви Алапаевска, где совершалось постоянное чтение псалтири и служились панихиды. На следующий день гробы перенесли в Свято-Троицкий собор, отслужили заупокойную Литургию, а вслед за ней - отпевание. Гробы были поставлены в склепе собора, с правой стороны от алтаря.

Но недолго покоились здесь их тела. Красная армия наступала, и необходимо было перевезти их в более безопасное место. Занялся этим отец Серафим, игумен Алексеевского скита Пермской епархии, друг и духовник Великой Княгини.

Сразу после октябрьской революции о. Серафим был в Москве, имел беседу с Великой Княгиней и приглашал ее поехать с ним в Алапаевск, где, по его словам, были надежные люди в скитах, которые сумеют укрыть и сохранить Великую Княгиню. Елизавета Феодоровна отказалась скрываться, но добавила в конце беседы: "Если меня убьют, то прошу вас, похороните меня по-христиански". Слова эти оказались пророческими.

Игумен Серафим получил разрешение от адмирала Колчака перевезти тела. Атаман Семенов выделил для этого вагон и дал пропуск. И 1 (14) июля 1919 г. восемь алапаевских гробов направились к Чите. В помощники себе о. Серафим взял двух послушников - Максима Канунникова и Серафима Гневашева.

В Чите гробы привезли в Покровский женский монастырь, где монахини обмыли тела страстотерпцев и облачили Великую Княгиню и инокиню Варвару в монашеское одеяние. Отец Серафим с послушниками сняли доски пола в одной из келий, выкопали там могилу и поставили все восемь гробов, засыпав их небольшим слоем земли. В этой келье остался жить и охранять тела страдальцев сам о. Серафим.

В Чите гробы страдальцев пробыли шесть месяцев. Но Красная армия снова наступала, и останки новомучеников необходимо было увозить уже за пределы России. 26 февраля (II марта) начался этот путь, при полном расстройстве железнодорожного транспорта. Вагон передвигался вместе с фронтом: пройдет вперед верст 25, а потом откатится верст на 15. Благодаря пропуску вагон постоянно отцепляли и прицепляли к разным поездам, направляя к китайской границе. Наступило лето, из щелей гробов постоянно сочилась жидкость, распространяя ужасный смрад. Когда поезд останавливался, сопровождавшие собирали траву и вытирали ею гробы. Жидкость, вытекавшая из гроба Великой Княгини, как вспоминает о. Серафим, благоухала, и они бережно собирали ее как святыню в бутылочку.

У самой границы Китая на состав напал отряд красных партизан, которые пытались выбросить из вагона гробы с телами. Подоспевшие китайские солдаты отогнали нападавших и сохранили тела страдальцев от уничтожения.

Когда состав прибыл в Харбин, тела всех алапаевских страдальцев были в состоянии полного разложения, кроме тел Великой Княгини и инокини Варвары. Князь Н. А. Кудашев, вызванный в Харбин для опознания убитых и составления протокола, вспоминает: "Великая Княгиня лежала, как живая, и совсем не изменилась с того дня, как я перед отъездом в Пекин прощался с нею в Москве, только на одной стороне лица был большой кровоподтек от удара при падении в шахту.

Я заказал для них настоящие гробы и присутствовал на похоронах. Зная, что Великая Княгиня всегда выражала желание быть погребенной в Гефсимании в Иерусалиме, я решил исполнить ее волю - послал прах ее и ее верной послушницы в Святую Землю, попросив монаха проводить их до места последнего упокоения и тем самым закончить начатый подвиг".

В апреле 1920 г. гробы страдальцев прибыли в Пекин, где их встретил начальник Русской Духовной Миссии архиепископ Иннокентий. После заупокойной службы они были временно помещены в одном из склепов на кладбище Миссии и сразу же началось устройство нового склепа при Свято-Серафимовском храме.

Гробы с телами Великой Княгини и инокини Варвары, сопровождаемые игуменом Серафимом (10) и обоими послушниками, снова отправились в путь, на этот раз из Пекина в Тянцзин, затем пароходом в Шанхай. Из Шанхая - в Порт-Саид, куда прибыли в январе 1921 года. Из Порт-Саида гробы в специальном вагоне отправили в Иерусалим, где их встретило русское и греческое духовенство, многочисленные паломники, которых революция 1917 года застала в Иерусалиме.

Погребение тел новомучениц совершил Патриарх Дамиан в сослужении многочисленного духовенства. Их гробы были помещены в усыпальнице под нижними сводами храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании.

Когда открыли гроб с телом Великой Княгини, то помещение наполнилось благоуханием. По словам архимандрита Антония (Граббе), чувствовался "сильный запах как бы меда и жасмина". Мощи новомучениц оказались частично нетленными.

Патриарх Иерусалимский Диодор благословил совершить торжественное перенесение мощей новомучениц из усыпальницы, где они до этого находились, в самый храм святой Марии Магдалины.
2 мая 1982 года - в праздник святых жен-мироносиц за богослужением употреблялись святой потир, Евангелие и воздухи, преподнесенные храму Великой Княгиней Елизаветой Феодоровной, когда она была здесь в 1886 году.

В 1992 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви причислил к лику святых новомучеников России преподобномучениц Великую Княгиню Елизавету и инокиню Варвару, установив празднование им в день их кончины 5 (18) июля.

Изображение

Примечания:
1. Мать принцессы Алисы - королева Виктория, отвечая на вопрос одного американца, в чем заключается главная сила Англии, показала ему Библию, сказав: "В этой небольшой книге".
2. Елизавета Тюрингенская, канонизированная католиками, жила в эпоху Крестовых походов. Она отличалась глубокой религиозностью и самоотверженной любовью к людям. Всю свою жизнь она посвятила служению делу милосердия.
3. Для принцессы, выходящей замуж за Великого Князя, не требовалось обязательно переходить в Православие.
4. На следующий день после прославления в Успенском соборе мать немой девочки отерла своим платком гроб с мощами преподобного, а потом лицо своей дочери, и та сразу заговорила.
5. Этот крест вместе с другими личными вещами хранится теперь в храме святой Марии Магдалины в Гефсимании в Иерусалиме.
6. Крест был снесен новой властью весной 1918 года. В начале 1985 г. во время ремонтных работ на Ивановской площади Московского Кремля рабочие обнаружили хорошо сохранившийся склеп с останками Великого Князя. Сотрудники музеев Московского Кремля изъяли из захоронения все предметы из драгоценных металлов: кольца, цепочки, медальоны, иконы, Георгиевский крест и направили их "в фондовую комиссию музеев Кремля для определения их художественной ценности и места их дальнейшего хранения", как записано в акте изъятия. На месте захоронения Сергея Александровича устроена была автостоянка. В девяностую годовщину убийства, 18 февраля 1995 года, Святейший Патриарх Алексий II отслужил панихиду в Архангельском соборе Кремля и сказал в проповеди: "Мы считаем справедливым перенести останки Великого Князя Сергея Александровича в Романовскую усыпальницу под собором Новоспасского монастыря. Вознесем же молитву, чтобы Господь упокоил его душу в обителях небесных".
7. Публиковался в 1905-1906 гг. в Вестнике Военного Духовенства.
8. Французский король Людовик XVI (1754-1793), при котором произошло крушение монархии. Конвент осудил его на смерть, и 21 января 1793 г. Людовик XVI взошел на эшафот.
9. К 1918 году в обители было сто пять сестер.
10. На склонах Елеонской горы есть место, называемое Малая Галилея, где расположена резиденция Патриарха Иерусалимского. В саду резиденции находятся две святыни: основание дома, в котором Господь явился ученикам после Своего воскресения, и часовня, построенная на том месте, где Архангел Гавриил явился Божией Матери и предсказал скорое Ее успение. По соседству с этой часовней, по благословению Патриарха Дамиана, игумен Серафим построил себе хибарку и жил в ней до само

Сообщение отредактировал Burime1: 21 Февраль 2015 - 16:55

Дорогу осилит идущий

#20 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 19:42

БАХРУШИНЫ
Изображение

Конец 19 столетия в России называли золотым веком благотворительности. Делу милосердия посвятили себя тысячи предпринимателей. Они жертвовали на благие цели миллионные состояния. Складывались целые династии меценатов и благотворителей. Семья купцов Бахрушиных – одна из них.
Алексей Бахрушин приехал в Москву из города Зарайска Ярославской губернии. В провинции небогатый купец торговал коровами. И так уж счастливо сложились обстоятельства, что в Москве Бахрушин сумел стать основателем русской кожевенной промышленности. Заводы Алексея Фёдоровича выпускали отличную обувь. На промышленных выставках он получал золотые и серебряные медали. Большая семья, а у Алексея Фёдоровича было восемь детей, работала и приумножала славу отца. Но его особой радостью были три сына: Пётр, Александр и Василий. Им Бахрушин-старший завещал: «не отказывать никому в помощи и не ждать, когда к ним обратятся, а первыми предлагать её нуждающимся». Алексей Фёдорович завёл в семье железное правило: в конце каждого года жертвовать на помощь бедным и больным. Мотивация отца была простой. Он говорил сыновьям: «Вы знали нужду со мною вместе, умейте уважать её у других». Братья выполнили всё, о чём просил отец. Больше шести миллионов рублей они потратили на нужды общества. Выстроили 10 храмов и больше сотни других общественных зданий. Размах деятельности братьев так поражал, что современники называли их профессиональными благотворителями. А завистники упрекали в жадности, зная, что в быту Бахрушины не позволяли себе ничего лишнего. Они не жили в шикарных особняках, не кутили в ресторанах, работали в скромных конторах. И отслеживали каждую копейку из пожертвованных сумм. Зато все построенные Бархушиными учреждения были оснащены по последнему слову техники. В «Доме бесплатных квартир для многодетных вдов и бедных курсисток», к примеру, работало отопление и горели электрические лампочки. Две тысячи жильцов пользовались лазаретом. Малыши ходили в детские сады. Те, кто постарше учились в школе или в ремесленных училищах. Многодетные матери работали не выходя из дома. Для них были открыты комнаты со швейными машинками, а заказы поступали от артисток Большого театра. Во Вдовьем доме даже спортзал имелся. До Бахрушиных Россия не знала подобных учреждений.
Не знала она и детских домов семейного типа. Это тоже была идея братьев. Они построили комплекс из нескольких зданий, в центре которого стоял «детский храм» в честь Живоначальной Троицы. В каждом доме жило по 25 детей. Ребята сами высаживали сады на территории и разводили домашнюю птицу. Учились и даже имели возможность зарабатывать деньги – в школьные мастерские постоянно поступали заказы. По окончании школы Бахрушины устраивали на работу своих воспитанников. Выросшие дети потом всю жизнь с благодарностью вспоминали братьев. А про дом говорили, что это был рай, в котором их очень любили.
Бахрушины придумали ещё один проект, равного которому в империи не было – больницу для неизлечимых пациентов на двести мест. Здесь на самом лучшем в Москве оборудовании работали самые лучшие врачи. Разумеется, туда принимали неимущих и лечили их бесплатно. А при больнице Бахрушины выстроили храм в честь иконы Божьей Матери “Всех Скорбящих Радость”. И единственное, о чём братья просили пациентов – поминать на службах их самих, их семьи и умерших родителей.
Ещё на счету Бахрушиных было три музея: в их числе гордость Москвы -театральный, четыре театра, три монастыря. Никто из благотворителей не мог угнаться за братьями по числу построенных богоугодных заведений. Александр и Василий Бахрушины (Петра уже не было в живых) получили звания почётных граждан Москвы. Формулировка гласила: «за многолетнюю благотворительную деятельность в пользу беднейшего населения».
«Скромный образ жизни, высокий образ мыслей», – эти слова Цицерона удивительно подходят Бахрушиным. Будучи очень состоятельными людьми, они работали не покладая рук, чтобы ещё больше отдать людям и Отечеству. И не просто так после революции, отнявшей у Бахрушиных весь капитал, одна представительница этой прославленной фамилии сказала: «Ничего не жаль. Была бы жива держава».
Дорогу осилит идущий

#21 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 21 Февраль 2015 - 20:22

ЮРИЙ СТЕПАНОВИЧ НЕЧАЕВ- МАЛЬЦОВ
Изображение


Он разбогател, получив наследство от дядюшки…» – звучит, как фраза из старинного английского романа. Юрий Степанович Нечаев-Мальцов англичанином не был, да и чтением викторианской литературы не увлекался. Он сам стал героем удивительной истории – куда более благородным, искренним и самоотверженным, чем персонажи Шарлотты Бронте или Джейн Остин.
Но начиналось всё именно так: Юрий Степанович получил наследство от дяди. По словам биографов, наследство было просто огромным. Дядя, крупный промышленник, входил в дюжину богатейших людей России. Вместе с капиталом он завещал племяннику и свою фамилию. Так Юрий Нечаев стал Нечаевым-Мальцовым.
В общем, как сказали бы сегодня, – «жизнь удалась»! Можно было ни о чем не думать, и до конца своих дней отдыхать в шезлонге на Лазурном Берегу. К счастью, новоиспеченный миллионер был рассудительным и серьезным человеком с чёткими жизненными приоритетами. Да и за границей он уже бывал – многие годы Юрий Степанович состоял на дипломатической службе. Одним словом, он решил распорядиться деньгами по-своему.
Путешествуя по Европе, Нечаев-Мальцов всерьез заинтересовался производством художественного хрусталя. Он открыл на бывшем дядюшкином стекольном предприятии, в городе Гусь Владимирской губернии, хрустальное дело, предоставив жителям новые рабочие места. А в центре города Юрий Степанович выстроил величественный храм в честь святого Георгия Победоносца по проекту знаменитого скульптора Бенуа. Расписал храм знаменитый Виктор Васнецов.
Во Владимире Юрий Степанович основал Техническое училище, которому присвоил имя своего покойного дяди, Ивана Сергеевича Мальцова. Наследник не жалел средств на оснащение и развитие учебного заведения, отвечающего самым высоким требованиям. Он увлекался техникой, следил за новинками, и однажды приобрел в личное пользование первую в мире сетчатую башню, созданную, тогда еще неизвестным конструктором Шуховым, которую приспособил для орошения парка в своем имении Полибино. Пройдет время, и такая «шуховская» башня появится в Москве, на Шаболовке тридцать семь, став первой радио-башней.
Но не только техника интересовала Нечаева-Мальцова. Был он и большим ценителем изящных искусств, постоянно оказывал финансовую поддержку журналу «Художественные сокровища России». С готовностью меценат отозвался на призыв профессора Ивана Цветаева – отца знаменитой поэтессы Марины Цветаевой – помочь с открытием в Москве Музея изящных искусств, известного ныне как Пушкинский. Юрий Степанович не просто пожертвовал определенную сумму, а деятельно включился в работу по созданию главного художественного музея России. Он финансировал и лично инспектировал добычу уральского белого мрамора для отделки музея; полностью на собственные средства изготовил в Норвегии десятиметровые колонны для портика здания, а затем оплатил их доставку по морю и сплав по рекам до самой Москвы. Для будущей музейной экспозиции он приобрел несколько великолепных коллекций антиквариата, в том числе – копии фресок из Собора Святого Марка в Риме. Когда внезапный пожар на стройке уничтожил почти всё, что удалось сделать, многие жертвователи отказались от дальнейшего финансирования проекта. Но только не Юрий Степанович! Он продолжал вкладывать средства в музей даже тогда, когда большинство его заводов прекратили приносить прибыль.
Марина Ивановна Цветаева в своих мемуарах говорит: «Цифры помню достоверно… Музей есть четырнадцатилетний бессребреный труд моего отца, и  три  мальцовских, таких же бессребреных, миллиона».
Так, благодаря щедрому и неравнодушному сердцу, «дядюшкино наследство» превратилось в культурное наследие, равных которому сегодня трудно найти и во всем мире.

Сообщение отредактировал Burime1: 21 Февраль 2015 - 20:23

Дорогу осилит идущий

#22 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 22 Февраль 2015 - 16:25

Дорогие форумчане!

Я открыла эту тему для того чтобы мы с вами могли здесь вспоминать имена, события ,которые стали гордостью и славой нашего Отечества; памятные места  дорогие каждому россиянину.

Первые материалы будут размещены в ближайшее время.
Дорогу осилит идущий

#23 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 22 Февраль 2015 - 19:11

Сегодня ,в преддверии праздника Защитника Отечества я хотела бы разместить материал
о талантливом русском адмирале

СТЕПАН ОСИПОВИЧ МАКАРОВ

«Мое правило: если вы встретите слабейшее судно, нападайте, если равное себе - нападайте и если сильнее себя - тоже нападайте…»   С. О. Макаров
Изображение


В 1848 году 27 декабря в семье потомственного дворянина проходившего службу на флоте в Николаевск-на-Амуре родился мальчик, которому дали имя Степан. Родительские гены сразу определили жизненный путь молодого человека, и он был определен в 1858 году в морское училище, где готовили штурманов для Сибирской военной флотилии.

После перехода в старшее отделение училища летом 1861 года Степан Макаров отправился в свое первое плавание на клипере «Стрелок». Морская практика юноши в Сибирской военной флотилии была высоко оценена командирами кораблей и этому способствовали его знания, навыки, трудолюбие и любознательность.

После блестящего окончания в 1865 году Петропавловского морского училища, подтвердив свои уникальные способности, Степан Макаров по рекомендации контр-адмирала Казакевича был направлен в гардемарины флота. Уже в первые годы в непродолжительных морских походах Макаров проявил себя как достаточно опытный моряк и уверенный штурман прекрасно владеющий особенностями управления пароходами.

В свои восемнадцать лет в журнале «Морской сборник» была опубликована первая научная работа Степана Макарова «Инструмент Адкинса для определения девиации в море». Летом 1867 года он был направлен на фрегат «Дмитрий Донской», на котором с сентября побывал в походе в Атлантическом океане. Своими уникальными способностями Макаров явно выделялся среди выпускников кадетских корпусов.

Окончив Николаевское военно-морское училище 24 мая 1869 года, Степан Макаров в чине мичмана прибыл для прохождения дальнейшей воинской службы на канонерскую лодку «Русалка» под командованием капитана 2 ранга М. Н. Шварца. Совершенство своих знаний системы боевой подготовке привели к ее развитию с практической стороны. Во время одного из морских походов борт канонерской лодки «Русалка» получил пробоину. Боевой корабль был спасен, но с того момента мичман Макаров начал глубоко работать над проблемой непотопляемости судов и способ был найден. В 1870 году в Морском сборнике изобретатель предложил ввести в систему борьбы за живучесть корабля специальный пластырь, при помощи которого можно заделать повреждения в корпусе. Технология нашла применение и до настоящего времени. К сожалению, консервативность представителей Особого комитета не позволяла внедрить и другие передовые идеи талантливого моряка, но здравый смысл взял вверх. Рациональные предложения были взяты на вооружение другими европейскими морскими державами при создании собственных военных кораблей. Позднее теорию непотопляемости корабля развил известный ученый-судостроитель А. Н. Крылов.

Достижения моряка не заставили себя долго ждать, и 1 января 1871 года Макарову за отличную службу было присвоено звание «лейтенант». После чего он получил предписание прибыть в Петербург для участия в постройке новейшего броненосного корабля «Петр Великий». Параллельно лейтенант Макаров проводил занятия с экипажем корабля по борьбе за живучесть.

В 1877 году началась русско-турецкая война. На Черном море остро стал вопрос о создании боевых сил, способных оказать сопротивление турецкой эскадре. Командованием было принято решение вооружить легкие быстроходные военные корабли.

Один из проектов для осуществления этой задачи предложил лейтенант Макаров. Он выдвинул идею парализовать неприятельский флот при помощи беспалубных катеров, снабженных буксируемыми шестовыми и самоходными минами, транспортировать катера должны были быстроходные пароходы. Мысль Макарова была столь неожиданной, что встретила недоверие. После долгих колебаний высшего руководства ему был предоставлен в 1877 году пароход «Великий князь Константин». За малый период времени лейтенант Макаров подготовил экипаж к внезапным ночным атакам. Затем появились катера «Синоп» и «Чесма» на пароходе «Эльбрус», которые начали осуществлять набеги на вражескую флотилию во время войны. В период русско-турецкой войны русские катера потопили около 13 турецких кораблей и транспортов. Особенно среди них отличался пароход «Великий князь Константин», который наводил ужас на неприятельские корабли, появляясь на рейде ночью. Это была боевая юность Макарова.

В июле 1877 года Степан Макаров разработал «Правила проведения ночных атак минных катеров», где подробно определялся строй миноносцев, порядок их приближения к противнику, выбор наиболее удачной позиции для атаки и применения видов минного вооружения. Таким образом, определив тактику боевого применения минно-торпедного оружия, он стал родоначальником развития абсолютно нового класса кораблей - миноносцев.

За успешное нововведение лейтенант Макаров был удостоен орденом Святого Георгия четвертой степени и саблей с золотой надписью «За храбрость». Вскоре после окончания русско-турецкой войны флотоводец имел чин капитан 2 ранга и был назначен командиром парохода-стационера «Тамань».

В период прохождения службы на корабле, который находился в порту Константинополь, Степан Макаров изучал гидрологию пролива Босфор. В результате ученый открыл существование двух встречных течений - поверхностное из Мраморного моря в Черное море и придонное в обратном направлении. За необычное открытие он стал почетным членом «Русского географического общества». В 1882 году Степан Осипович Макаров был произведен в чин капитана 1 ранга и был направлен для продолжения воинской службы на Балтийский флот на должность начальника штаба одной из шхерных эскадр.

Капитан 1 ранга С. О. Макаров являлся постоянным участником разных государственных комиссий по военно-морским вопросам. Он старался внедрять новшества в техническое оснащение кораблей и судов, а также вносил ценные предложения в систему подготовки моряков.

адмирал Макаров - талантливый флотоводец


Изображение


Изображение


Изображение


Изображение


Изображение


памятник адмиралу Макарову

Изображение


Основные периоды в биографии Макарова связаны с Дальним Востоком и Тихим океаном. 17 сентября 1885 года он был назначен командиром уникального судна - корвета «Витязь». Команде корабля предстояло осуществить кругосветное плавание, как с научными, так и с военными целями.

В период с 1886 по 1889 годы во время кругосветки на корвете «Витязь» мореплаватель Степан Макаров проводил наблюдения по определению удельного веса и температуры морской воды на различных океанских глубинах. Руководил торпедными и артиллерийскими учебными стрельбами и маневрами кораблей, которые входили в состав Тихоокеанской эскадры, когда временно замещал командующего эскадрой В. П. Шмидта. Но в конце 1887 года капитану 1 ранга С. О. Макарову было поручено особое задание высшего морского руководства - на корвете «Витязь» командир должен был обследовать несколько островов Тихого океана, на которых редко бывали с визитом люди. Они должны были быть использованы на случай войны с Японией.

После успешного выполнения заданий, которые вошли в историю мировой практики, Степан Макаров и его экипаж 20 мая 1889 года благополучно прибыл в порт Кронштадт. Результаты кругосветного плавания и данные исследований легли в основу труда «Витязь и Тихий океан», а за отличную службу Степан Макаров был произведен в чин контр-адмирала в 1890 году.

К тому времени его имя уже приобрело мировую известность, естественно благодаря вкладу в военно-морское искусство.

В середине 1891 года адмирал Макаров был назначен на должность главного инспектора по морской артиллерии. И в этой области он преуспел всех. Изобретательный склад ума позволил морскому офицеру разработать специальный стальной колпак, который позволял пробивать броню. Изобретение получило название «макаровский колпак».

За высокие достижения в боевой подготовке в 1896 года Макаров был назначен старшим начальником порта Кронштадт и военным губернатором города - высшим должностным лицом Балтийского флота. В этот период адмирал Макаров углубленно начал заниматься проблемами исследования полярных широт, плодом творения которых стало создание первого в России ледокола, получивший название «Ермак». Все трудоемкие работы, связанные с финансированием, а точнее с «выбиванием» материальных средств, ведением деловых переговоров с руководителями судостроительной компанией «Армстронг-Вит-ворт», Британия руководил лично адмирал Макаров. В 1899 году после спуска на воду ледокола «Ермак» он совершил арктическое плавание по Северному Ледовитому океану.

Приближался 1904 год. Обстановка на Дальнем Востоке заметно накалялась. Первые дни русско-японской войны, не увенчавшись особым успехом, сильно подорвали боевой дух русских моряков. Главное морское руководство приняло решение отправить сильного духом доблестного и смелого офицера Макарова и назначило 1 февраля 1904 года командующим Тихоокеанской эскадрой.

Прибыв в Порт-Артур, адмирал Макаров незамедлительно начал боевую подготовку эскадры, принимая личное участие в морских боях. На личном примере великий флотоводец смог восстановить равновесие падшим духом матросов и офицеров.

Но русский успех был недолгим. 31 марта 1904 года адмирал Макаров вышел в море на флагманском броненосце «Петропавловск» для отражения очередной атаки японских кораблей. Предстоящая морская экспедиция  предстваляла особую ценность и для знаменитого русского художника , путешественника Василия Васильевича Верещагина,
http://veresh.ru/biografia.php
который находился на борту "Петропавловска" и разделил участь адмирала Макарова.  Пройдя несколько миль русский броненосец, попал на вражеские мины. Прогремел сильный взрыв. Через несколько минут броненосец «Петропавловск» затонул, не оставив никакой надежды морякам на спасение. Так трагически оборвалась жизнь великого мореплавателя адмирала Макарова.

В память о выдающемся флотоводце и мореплавателе в технической корабельной области названы улицы государств СНГ, два замечательных учебных заведения, где готовят будущих «макаровцев» - Высшее морское арктическое училище в Санкт-Петербурге и Высшее военное морское училище во Владивостоке.

«Нравственный элемент в ночных минных делах имеет большое значение, и если на миноносце будут находиться люди со стальными нервами, то их ночные атаки будут иметь полный успех. Люди с большим самообладанием могут творить чудеса, тогда как слабая воля исполнителей и недостаток в настойчивости в значительной степени убавят результат».
Адмирал Макаров
Менее известны широкой публике подробности семейной жизни адмирала и их дальнейшая судьба .
http://nikolaev-mosc..._makarova/0-136

События Русско-Японской войны, последние месяцы жизни С.О.Макарова, описаны в книге А. Степанова "Порт-Артур".
Читать здесь
http://bookz.ru/auth...rt-art_673.html
аудиокнига
http://www.audioknig...порт-артур.html

Сообщение отредактировал Burime1: 22 Февраль 2015 - 19:19

Дорогу осилит идущий

#24 Сироп

Сироп

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 26 300 сообщений

Отправлено 22 Февраль 2015 - 19:24

Советую привести свидетельства очевидцев о том, что делали с такими славными морскими офицерами революционные матросики в 1917 году.

#25 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 22 Февраль 2015 - 19:31

Еще об одном талантливейшем человеке мне хотелось бы сегодня рассказать ,но к сожалению ,материала о нем я нашла до обидного мало.  Обычному человеку это имя мало что скажет, но любой скрипач ,услышав его имя улыбнется.  Он не был так известен как его ученики ,имена которых гремели по всему миру. Он создал упражнения ,школу ,целую музыкальную эпоху.

И так , "ШКОЛА ИМЕНИ МЕНЕ"

ПЕТР СОЛОМОНОВИЧ СТОЛЯРСКИЙ


Изображение
30 ноября 1871 - 29 апреля 1944

советский скрипач-педагог, народный артист Украинской ССР

Биография

Пётр Соломонович Столярский родился 30 ноября 1871 года в Липовцах. В 1890 году окончил Одесское училище Русского музыкального общества по классу скрипки. В 1898—1919 годах работал в Одесском оперном театре, играя в оркестре. Преподавал в Одесской консерватории с 1920 года.
В 1933 году основывает первую в СССР специальную музыкальную школу-десятилетку для одаренных детей. В 1939 году Пётр Столярский был удостоен звания народного артиста УССР.
Умер 29 апреля 1944 года в Свердловске.
Известные ученики Факты
  • Пётр Столярский в своё время часто шуточно называл школу своего имени: «школа имени мене», а также «фабрикой талантов».
  • Во время вручения Сталина Столярскому ордена Трудового Красного Знамени и других подарков, Иосиф Виссарионович спросил: на что Столярский не постеснялся ответить:
«заберите свои подарки обратно, лучше постройте в одессе школу! « — заявил сталину петр столярский

Известные цитаты
  • — Не спеши, не веди смычок так быстро. Представь себе, что это твоя зарплата. Ты должен не сразу ее израсходовать, а распределить на длительное время.
  • — Кого ты хочешь перегнать? Играть на скрипке — это не прыгать на лошади. Покажи мне красивую музыку.
  • — Что такое воробей? Это соловей, который не выучил свои трели.
  • — Не надо думать, что слово «скрипка» происходит от слова «скрип».
  • — Играй мне Баха, а не Оффенбаха.
  • — Cкрипку нужно держать гордо.
  • — Сперва научись чисто играть гамму, а потом будешь кушать конфетки.
  • — Ваш мальчик — обыкновенный гениальный ребёнок!


Первой в мире музыкальной школе-интернату для одаренных детей, основанной в Одессе великим скрипачом и педагогом, исполнилось 75 лет
Учитель часами стоял перед детьми на коленях: так ему удобнее было наблюдать игру и исправлять ошибки

Николай Столярский — внучатый племянник знаменитого скрипача Петра Столярского, единственный оставшийся в живых потомок педагога.
— Наша фамилия пошла от столярных дел мастера Шлемы Столярского, занимавшегося изготовлением и сбытом игрушек, — рассказывает Николай Столярский.  — Жил он в Киевской губернии, в местечке ремесленников Липовцы. Очень состоятельный был человек. Умелец построил большой деревянный дом для многочисленной семьи, а однажды даже починил скрипку. Сделав себе копию инструмента, самостоятельно научился играть на нем.
Одаренным был и отец Петра Столярского. Он пел, играл на трубе. Организовал семейную капеллу, обслуживавшую свадьбы и похороны. Впоследствии Столярский стал владельцем трех оркестров: двух симфонических и духового. Все его состояние досталось старшему сыну Лейбе. Младший Пейсах, оставшись ни с чем, отправился искать счастья в Одессу…
Окончив в 1900 году Одесское музыкальное училище, Пейсах (Петр Столярский) поступил в оркестр городского оперного театра. Мечтой молодого музыканта было создание школы для одаренных детей. С помощью профессора Петербургской консерватории Леопольда Ауэра эта мечта стала реальностью. В 1912 году скрипач оперного театра Петр Столярский открыл частную школу. Он любил детей и считал, что все его ученики талантливы. Часто говорил удивленным родителям: «Ваш мальчик — обыкновенный гениальный ребенок». Тяжелые первые шаги в освоении скрипки педагог сумел превратить в игру. Старшие ученики занимались на настоящих инструментах, а рядом, старательно подражая им, пиликали детишки на игрушечных скрипочках. Когда они получали в руки настоящий инструмент, первые навыки и движения были уже освоены. Дальше начинался удивительный процесс.
— У Петра Соломоновича был редкий педагогический дар, — вспоминает Семен Коган, один из воспитанников школы.  — Он непонятным образом умел распознавать в малышах будущих музыкантов. Увидев в спектакле оперного театра «Богема» ребенка, произносившего всего одну фразу: «Мама, я хочу лошадку!» — Столярский пригласил мальчика в свой класс. Привлек внимание педагога и малыш, часто стоявший у дирижерского пульта. Столярский начал с ним заниматься. Спустя время весь музыкальный мир узнал великого Ойстраха.
Как вспоминал Давид Ойстрах, для которого Столярский был первым и единственным учителем, музыкальной школой служила квартира маэстро: «Во всех комнатах толпились возбужденные и радостные малыши, а в коридорах сидели мамаши, ожидавшие своих вундеркиндов и с невероятным оживлением обсуждавшие чисто профессиональные скрипичные проблемы. У него была горячая душа художника и необыкновенная любовь к детям. Работая с ребенком, он всегда умел найти путь к творческому сознанию ученика, заинтересовать его воображение… » В школе занимались 80-90 учеников ежегодно. С самыми талантливыми ребятами учитель проводил по два-три урока в день. Петр Соломонович никогда не показывал, как надо играть. Он внимательно слушал ребенка, неотрывно следил за правильным положением рук. Педагог часами стоял перед детьми на коленях: так ему удобнее было наблюдать игру и исправлять ошибки.
Столярский учил детей не бояться публичных выступлений, а любить их. Ребенок должен хотеть быть артистом, которому аплодирует зал и дарят цветы. Учитель даже выводил своих юных скрипачей на парады. Привязав банты к маленьким скрипкам, они шествовали под собственный аккомпанемент по улицам Одессы.
Фабрикой талантов называли эту школу в Одессе. Леонид Утесов говорил по этому поводу: «Кто сказал, что конвейер изобрел в Америке Форд? Конвейер изобрел в Одессе Столярский. Конвейер талантов. Он как никто понимал детскую душу, умел ее настроить на музыкальный лад и вести к вершинам скрипичного совершенства. Он нес в себе большое сердце художника».
«Да здравствует Лазарь Каганович… и все эти остальные шишки!» — воскликнул Столярский

ИзображениеВ 1933 году благодаря усилиям Столярского в Одессе открылась первая в мире специализированная музыкальная школа-интернат для одаренных детей. По ее образцу были созданы аналогичные в Москве, Ленинграде, Свердловске. Кульминационным для Столярского стал 1937 год, когда на Первом международном конкурсе скрипачей имени Эжена Изаи в Брюсселе победителем стал его ученик Давид Ойстрах. Остальные призовые места также заняли его воспитанники.
В том же 1937-м был арестован один из его учеников. По словам исследователя одесской старины Валентина Крапивы, сотрудники НКВД нагрянули к Петру Соломоновичу, как обычно, ночью, с понятыми. Следователь умело снимал показания: «Припомните, гражданин Столярский, не имел ли ваш ученик связей с немцами?» — «Вы такой человек, — перешел на полушепот Столярский, — что все видите насквозь. Таки да, он связан с немцами. Вы, наверное, хотите, чтобы я уже выложил все начистоту?» — «Да-да, говорите все! Вы можете назвать фамилии?» — «Или я не могу назвать фамилии. Запишите, список будет большой. Сначала он имел связи с Брамсом, потом были Шуберт и Шуман, но это так, мелочи. А вот Бах — это был главный!»
Следователь все записал и помчался докладывать своему начальству. Когда захлопнулась дверь, дочка Столярского Нелли испуганно сказала: «Папа, зачем ты так шутишь? Они же снова придут, когда разберутся».  — «Во-первых, они разберутся не скоро. Надо было чему-нибудь учиться, а у них такой энтузиазм, что на «учиться» времени всегда не хватало. Во-вторых, почему у меня должна болеть голова об их делах — это их хлеб».
Когда Сталин, вручая Столярскому орден Трудового Красного Знамени, ключи от машины и серебряный сервиз, спросил: «Довольны? Вы подарили стране музыкантов, а мы вам — это», педагог посмел заметить: «Заберите свои подарки обратно, лучше постройте в Одессе школу для одаренных детей!» И вождь дал «добро» на создание школы.
Однажды Столярского пригласили на прием в Кремль. Об этом рассказывал виолончелист Яков Слободкин, тоже попавший в число приглашенных. Прием вел Лазарь Каганович. Когда дошла очередь до Столярского, он весело сказал: «Первой музыкальной школе-десятилетке в СССР, которая организована в Одессе, правительство присваивает имя Столярского». Раздались аплодисменты. Столярский встал, вытер платком рот и воскликнул: «За то, что сделали школу имени… Да здравствует Лазарь Моисеевич Каганович… и все эти остальные шишки!»
Среди «остальных шишек» был и Сталин, сидевший в стороне. Наступила гробовая тишина, все взоры обратились в сторону отца народов. «Великий друг музыкантов» медленно встал, обвел взором присутствующих и в леденящей тишине несколько раз хлопнул в ладоши. Что тут началось!..
— Как сложилась судьба его дочери, Нелли? — спрашиваю Николая Столярского.
Изображение  — После войны она жила в Треугольном переулке (ныне переулке Утесова). Ведь квартиру Петра Соломоновича на улице Пушкинской занял второй секретарь одесского горкома партии.
Усилиями Нелли было восстановлено здание школы им. Столярского, сожженное фашистами. Дочь профессора «подняла» тогда всех. По ее просьбе Давид Ойстрах обращался во все инстанции. Они с Нелли Петровной дружили еще с тех пор, когда начинающий скрипач Давидка жил в квартире Столярских. Именно он до последнего дня помогал ей материально.
Мародеры выкопали тело профессора, раздели его догола и выбили золотые коронки
— В одном из шкафов Нелли Петровны, под стенкой за вещами, я нашел семейный архив, — продолжает Николай Столярский.  — Среди прочих бумаг сохранилось ее письмо Давиду Ойстраху, написанное во время войны из Свердловска, куда Петр Соломонович эвакуировал музыкальную школу. Нелли сообщала другу детства, что профессор голодает, а его здоровье значительно подорвано ужасными морозами. К тому же найти транспорт, чтобы отвезти папу на работу в консерваторию, большая проблема.
Давид отвечал: «Срочно выезжайте в Москву, обо всем договорился. Вам выделят отапливаемый номер в гостинице, профессора ждут в Московской консерватории: будет сыт, обут, одет и при деле. Но Петр Соломонович возразил: «А как же мои дети?» (ученики.  — Авт. ) — и остался в Свердловске.
Из другого письма удалось узнать, что в эвакуации Столярский перенес операцию: «Папе сняли повязку, рана зажила, и на шее тоже никаких изъянов не осталось… »
Отправляя бойцам на фронт посылки, Нелли замечает, что это «инициатива папы». Давая интервью английскому журналу, маэстро сказал: «Гитлер лишил меня дома, школы, учеников и моей родной Одессы. Я потерял жену (его супруга Фрида Марковна скончалась в 1943 году.  — Авт. ). Мне 71 год, а в этом возрасте нелегко начинать жизнь сначала. Все же я решил во что бы то ни стало держаться за свою работу».
Уходя из Одессы в апреле 1944 года, фашисты подожгли здание школы. Из воспоминаний Нелли Столярской: «Сообщение об уничтожении школы глубоко потрясло отца. Он заплакал. Лицо налилось кровью, руки дрожали, только слышался стон. Увезла его в больницу. Там врачи определили кровоизлияние в мозг. 29 апреля он скончался в больнице».
На второй день после похорон тело профессора нашли на другом конце кладбища, расположенного в самом центре Свердловска. Мародеры выкопали покойника, раздели его догола и выбили золотые коронки… Петра Столярского сразу же перезахоронили, а к девятой годовщине со дня его смерти на средства учеников установили музыканту памятник.
Семейный архив, а также часы и орден знаменитого предка Николай Столярский передал Одесскому историко-краеведческому музею.
— В день презентации архива приехали многие коллекционеры, — разводит руками Николай Петрович.  — Когда я вышел на улицу, они кинулись ко мне в надежде что-то приобрести. А какой-то телевизионщик спросил, почему семейные реликвии отдал безвозмездно. Я ответил, что памятью предков не торгуют!
Имя легендарного педагога Петра Столярского известно всему миру. Жак Тибо, французский скрипач, говорил: «Педагогика Столярского — то, чем должно гордиться мировое искусство». Многие воспитанники скрипача, живущие в разных странах, до сих пор концертируют и преподают.
В Одессе пока нет памятника великому педагогу, народному артисту Украины Петру Столярскому. Имеется лишь мемориальная доска на доме Ь 8 по улице Пушкинской, в котором когда-то проживала семья Столярских. Да и та грешит неточностями. Попытки перенести прах педагога и его супруги из Екатеринбурга в Одессу не увенчались успехом. Но, несмотря ни на что, есть живая память об учителе — действующая школа, которая носит его имя.

Сообщение отредактировал Burime1: 22 Февраль 2015 - 19:39

Дорогу осилит идущий

#26 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 22 Февраль 2015 - 19:34

Просмотр сообщенияСироп (22 Февраль 2015 - 19:24) писал:

Советую привести свидетельства очевидцев о том, что делали с такими славными морскими офицерами революционные матросики в 1917 году.
  Прошу вас внимательнее прочесть мой пост 22.

Сообщение отредактировал Burime1: 22 Февраль 2015 - 19:34

Дорогу осилит идущий

#27 Сироп

Сироп

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 26 300 сообщений

Отправлено 22 Февраль 2015 - 19:55

Просмотр сообщенияBurime1 (22 Февраль 2015 - 19:34) писал:

Прошу вас внимательнее прочесть мой пост 22.
Я прочел. Читал и до вас. И тем не менее. Чтобы понимать историю, надо ответить на один вопрос. Если это действительно так славно и хорошо,
то куда оно все безвозвратно подевалось? Разве наряду с горсткой таких благородных людей не существовала многомиллионная лапотная, безземельная крестьянская Россия? У которой столетиями крепостничества были начисто отбиты, атрофированны все те качества, которыми вы так восхищаетесь в этих благородных господах. Ведь вы же не станете утверждать, что нынешние "хозяева жизни" являются достойными преемниками приведенных вами традиций и качеств? Прошло сто лет, а воз и ныне там. Более того, откатился намного, намного назад. А вы тут поете дифирамбы тем, кто, в том числе своим служением царизму, консервировал на десятилетия вперед всю ту мерзость российского бытия, приведшую в конце концов к кровавой и безжалостной революции. Такшта восторгаясь одними не забывайте что в это же время жили миллионы и других россиян.

#28 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 22 Февраль 2015 - 20:02

Просмотр сообщенияСироп (22 Февраль 2015 - 19:55) писал:

Я прочел. Читал и до вас. И тем не менее. Чтобы понимать историю, надо ответить на один вопрос. Если это действительно так славно и хорошо,
то куда оно все безвозвратно подевалось? Разве наряду с горсткой таких благородных людей не существовала многомиллионная лапотная, безземельная крестьянская Россия? У которой столетиями крепостничества были начисто отбиты, атрофированны все те качества, которыми вы так восхищаетесь в этих благородных господах. Ведь вы же не станете утверждать, что нынешние "хозяева жизни" являются достойными преемниками приведенных вами традиций и качеств? Прошло сто лет, а воз и ныне там. Более того, откатился намного, намного назад. А вы тут поете дифирамбы тем, кто, в том числе своим служением царизму, консервировал на десятилетия вперед всю ту мерзость российского бытия, приведшую в конце концов к кровавой и безжалостной революции. Такшта восторгаясь одними не забывайте что в это же время жили миллионы и других россиян.
Уважаемый Сироп, прочла и вас и хочу сказать вам одно: не забываю!
Тему создала для того ,чтобы отметить позитивный вклад в развитие нашего Отечества этих талантливых личностей.
Для перечисления других их качеств на нашем форуме создано и так уже достаточно много тем.
Моей целью является познакомить читателей с ранее неизвестными для них  светлыми  страницами  нашей истории и надеждой узнать что-то новое для себя.
Помочь многим из нас гордиться тем ,что мы РОССИЯНЕ!

Сообщение отредактировал Burime1: 22 Февраль 2015 - 20:05

Дорогу осилит идущий

#29 Сироп

Сироп

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 26 300 сообщений

Отправлено 22 Февраль 2015 - 20:27

Просмотр сообщенияBurime1 (22 Февраль 2015 - 20:02) писал:

Уважаемый Сироп, прочла и вас и хочу сказать вам одно: не забываю!
Тему создала для того ,чтобы отметить позитивный вклад в развитие нашего Отечества этих талантливых личностей.
Для перечисления других их качеств на нашем форуме создано и так уже достаточно много тем.
Моей целью является познакомить читателей с ранее неизвестными для них  светлыми  страницами  нашей истории и надеждой узнать что-то новое для себя.
Помочь многим из нас гордиться тем ,что мы РОССИЯНЕ!
Вот, вот, пока вы гордитесь, не вникая суть истории, дело, кажется, движется к новому "бессмысленному и беспощадному". Ничего за сто лет не изменилось в России в морально-нравственном смысле. Хотя и были пролиты моря, океаны крови в борьбе за лучшую жизнь. Верхи по-прежнему не хотять радикальных улучшений для народа, а низы скоро уже не захотят жить в бардаке, произволе и коррупции.

#30 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 23 Февраль 2015 - 09:09

"Блажен, кто память предков чтит..."
Г.Гейне

СЕСТРЫ МИЛОСЕРДИЯ.

В Первую мировую войну (1914-1918) русские сестры милосердия были лучом света в хаосе и мраке военного лихолетья. Самоотверженно, с величайшим героизмом и стойкостью они работали на перевязочных пунктах и в переполненных госпиталях, на железнодорожных станциях и в санитарных поездах, на боевых позициях и в окопах, под огнем неприятельских пушек.

Произнося с гордостью громкие имена героев Отечества, прославившихся своею храбростью на полях сражений, вспомним о благих делах и подвигах сестер милосердия. Многие из них погибли, умерли от болезней и эпидемий. Этот терновый венец они принимали безропотно, вслед за погибшими воинами уходя в общие с ними могилы, – никому не известные, никем не оплаканные…
Изображение

В 1915 году в одном из российских журналов было опубликовано стихотворение Николая Николаева «Сестра»:

Добрые, кроткие русские лица…
Белый платочек и крест на груди…
Встретишь тебя, дорогая сестрица,
Легче на сердце, светлей впереди.
Молодость, силы и душу живую,
Светлый источник любви и добра, -
Все отдала ты в годину лихую, -
Неутомимая наша сестра!
Тихая, нежная… Скорбные тени
В кротких очах глубоко залегли…
Хочется встать пред тобой на колени
И поклониться тебе до земли.


Изображение
Есть в русском языке одно очень теплое слово, еще недавно несправедливо забытое – милосердие. Образ женщины в сознании многих неразрывно связан с этим понятием. Сестры милосердия… Белые голубки… Так называли женщин, посвящавших себя очень тяжелому, но прекрасному делу – служению в те минуты, когда к человеку приходит беда – болезнь. Все общины сестер милосердия в начале XX века находились в ведении Общества Красного Креста под покровительством овдовевшей императрицы Марии Федоровны, супруги Александра III и матери Николая II. В сестры милосердия принимались девицы и вдовы всех сословий от 18 до 40 лет христианского вероисповедания, «вполне здоровые и грамотные». Замужние женщины могли стать сестрами лишь в небольших провинциальных общинах, где не хватало работников, и только с разрешения мужей – в столичных организациях женщины обязывались хранить безбрачие. При поступлении предпочтение оказывалось «наиболее развитым в умственном и нравственном отношениях».По примеру царской семьиПервая мировая война началась с небывалого патриотического подъема. Именно о ней в России говорили: «Великая Отечественная». Многие женщины становились сестрами милосердия. С самого ее начала повсюду в России стали открываться госпитали для раненых, многие из которых были созданы на частные средства. Пример подала царская семья. Уже осенью 1914 года в Большом Царскосельском дворце был открыт большой госпиталь имени императрицы Александры Федоровны. Сама государыня и ее дочери великие княжны Ольга и Татьяна Николаевны прошли курс обучения хирургической сестры милосердия, получили установленные дипломы и постоянно работали в палатах. Помогали им в госпитале и младшие дочери царя

Изображение

Изображение
Во Владимирской губернии к октябрю 1917 года действовало: одно Местное управление, семнадцать Местных ко-митетов, шесть Дамских комитетов и один Дамский благотворительный кружок. Например, местным Дамским комитетом был развернут огромный коечный фонд, составивший к концу 1916 года 52% всего действовавшего коечного фонда. М.Л. Крейтон организовала активную деятельность по пошиву белья для фронтовиков, осуществлению «крушечных» сборов, благотворительных лотерей и т.п. Очень успешно во Владимирской губернии действовал Комитет великой княжны Татьяны Николаевны, занимавшийся оказанием помощи пострадавшим от военных действий. В его задачи входило оказание материальной помощи, определение занятий для трудоспособных, помещение беженцев в благотворительные учреждения, а также содействие возвращению на родину. Владимирский отдел Общедворянской организации осуществлял военно-санитарную деятельность: оборудование и содержание санитарных поездов, содержание передового врачебно-питательного отряда, организация посылок в армию.
Изображение

Изображение

Изображение



Изображение
Самой заметной в губернии была Владимирская Георгиевская община сестер милосердия, являвшаяся местным отделением Московской Георгиевской общины, возглавляемой великой княжной Елизаветой Федоровной. Во главе владимирского отделения стала супруга вице-губернатора А. Ненарокова. История Владимирского местного управления Красного Креста и предыстория больницы Красного Креста – во многом это история Георгиевской общины сестер милосердия.Георгиевская община Открытие общины сестер милосердия при местной общественной организации Красного Креста состоялось 22 октября 1892 года. Получила она имя Георгиевской – во имя святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича, слывшего владимирским чудотворцем. Штат общины первоначально состоял из 12 сестер и 10 кандидаток. Руководство медицинским образованием сестер было возложено на старшего врача губернской земской больницы И.В. Радзимовского. Старшей сестрой и начальницей общины стала Анна Александровна Троицкая, которая оставалась ею до 1911 года. Кто шел в общину? Среди первых 12 сестер милосердия – пять вдов, две дочери священников, четыре купеческие дочери, остальные – дочери мещан и мелких чиновников. Одной из первых пришла в общину сестер милосердия Е.Е. Миловидова. Она родилась в семье небогатого чиновника, закончила курс в ремесленно-грамотной школе при местном благотворительном обществе и с 19 лет до своей ранней кончины работала в обществе сестер милосердия. Устав предусматривал, что сестры милосердия живут постоянно в доме общины. В мезонине дома располагались их спальни, в нижнем этаже была столовая, рукодельная. На втором этаже находились классные комнаты, где сестры проходили теорию медицины; практические занятия для них устраивались в губернской земской больнице. Первый экзамен на звание сестры милосердия состоялся 20 мая 1894 года. Особая роль в общине принадлежала старшей сестре. Эту должность с момента создания общины и до 1917 года занимали две женщины. С 1892-го до 1911-го – Анна Александровна Троицкая, с 1911-го -Александра Николаевна Лазарева. О первой сохранилось множество отзывов. «Всегда исполнительная во всех требованиях, какие касаются ее деятельности, она в то же время зорко следила за исполнительностью других сестер, разумно внушая и приучая их нести добросовестно известные обязанности, присущие их званию. Собственным примером научала сестер самому деликатному обхождению с больными, беспристрастно относясь ко всякому, кто приходил в лечебницу для врачевания своих недугов», – это в отчете за 1895 год. Источником финансирования были членские взносы членов Общества Красного Креста, проценты на капитал, плата за дежурства сестер в частных домах и за их командировки на борьбу с эпидемиями, а также пожертвования.На фронте Кроме теоретических занятий в общине, состоящих из лекций врачей по различным разделам медицины, сестры и кандидаты в сестры поочередно отбывали суточные дежурства в земской больнице. Приучались к работе постепенно: в течение нескольких дней им предоставлялась возможность наблюдать за работой врачей и их помощников, потом разрешалось что-то принести, подать и т.д., пока кандидатка таким образом не приблизится к исполнению своих обязанностей и не будет ближайшей помощницей врача. В феврале 1893 года при общине была открыта амбулатория для приема больных. В ее работе сестры принимали самое непосредственное участие. Приглашались они и в частные дома для ухода за больными. Причем плата за эти дежурства шла в фонд общины, сестры получали только жалование. Но самым большим испытанием и подвигом сестер милосердия были командировки на театр военных действий и на борьбу с эпидемиями. В 1914 году с началом мировой войны местное управление Красного Креста приступило к формированию госпиталя на 200 кроватей, этапного лазарета на 50 мест и к снаряжению отряда сестер милосердия в распоряжение военного ведомства. Был создан передовой санитарный транспорт для перевозки раненых с передовых позиций. 10 сентября санитарный транспорт был отправлен в действующую армию. В его составе был зав. транспортом, его помощник, 2 студента-медика, 75 санитаров, 20 повозок парной запряжки, 10 рессорных двуколок, 5 хозяйственных повозок, 2 походные кухни.Прекрасный обычай Основной сферой деятельности местного отделения РОКК явилась городская больница Красного Креста, строительство которой было начато в 1913 году и завершалось уже во время войны. Возведенное здание было сразу же приспособлено под госпиталь на 50 коек. Еще до открытия и освящения больницы все ее 50 коек заняли раненые. Извещение о прибытии первых раненых поступило в 2 часа дня 24 августа. Лазареты в городе еще не были обустроены, и община сестер милосердия срочно подготовила свои собственные помещения под лазарет. Там разместили 35 раненых. Уездное земство и землевладельцы Ковалевы дали согласие на оборудование в с. Буланово и д. Коняево двух отделений лазарета для легкораненых на 20 и на 10 коек. С открытием больницы на 50 коек лазарет из общины был переведен в нее. К концу октября здание было полностью отстроено и оборудовано. Открытие и освящение больницы состоялось 14 (27) ноября 1914 года в день рождения покровительницы российского Красного Креста императрицы Марии Федоровны. Освятил ее архиепископ Владимирский и Суздальский Алексий. Он сказал: «У русского народа есть один прекрасный обычай. В то время как народы западные, в тех случаях, когда они желают ознаменовать какое-либо выдающееся событие в своей жизни, воздвигают монументы, строят музеи и проч., русские люди в тех же случаях созидают богадельни, храмы, строят высокие колокольни». Все годы первой мировой, а затем гражданской войны больница была лазаретом для раненых. В советское время исчезло упоминание о том, что больницу заложили в честь 300-летия Дома Романовых. Она в разные годы называлась то уездно-городской, то первой, то второй городской советской, то городской №1 и наконец БСП – больницей скорой помощи. Исчезла и Георгиевская община сестер милосердия, которые стали именоваться медицинскими сестрами. Но сегодня, по прошествии столетия с начала первой мировой войны, вспомним же этих прекрасных женщин, даривших добро и сострадание любому нуждавшемуся в них человеку.
Изображение
и вот такая ,необычная открытка времен первой мировой войны
Изображение

Сообщение отредактировал Burime1: 23 Февраль 2015 - 09:22

Дорогу осилит идущий

#31 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 23 Февраль 2015 - 09:31

Вот такие открытки появились в России с началом первой мировой войны
Изображение
Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Рекламный плакат Эйнема того времени
Изображение
Дорогу осилит идущий

#32 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 23 Февраль 2015 - 09:36

и опять открытки
С рождеством!

Изображение
Дорогу осилит идущий

#33 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 23 Февраль 2015 - 09:38

Рекламный почтовый плакат
Изображение
Дорогу осилит идущий

#34 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 23 Февраль 2015 - 09:42

Изображение

Открытка ,посвященная первым русским авиаторам
Изображение
Дорогу осилит идущий

#35 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 25 Февраль 2015 - 22:30

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ ПУТИЛОВ
(1820-1880г.г.)

ИзображениеИзображениеБиография Николая Ивановича Путилова изобилует белыми пятнами. Он родился предположительно в 1816 году. Его отец, по некоторым данным, был морским офицером, но умер, когда его сыну было несколько недель от роду. В 1830 году Николай Путилов был принят на казенный счет в морскую роту Александровского кадетского корпуса в Санкт-Петербурге, а через два года был переведен в Морской корпус, который окончил в декабре 1837 года. Вообще-то, в это учебное заведение принимали исключительно сыновей и внуков адмиралов и столбовых дворян, а Путилов оказался там лишь потому, что имел замечательные способности к наукам. После окончания учебы он даже был назначен преподавателем математики, астрономии и навигации. Одаренному юноше прочили блестящую научную карьеру, но вскоре Николай Путилов уехал в Крым. Его биографы высказывали предположение, что он заболел и врачи порекомендовали ему сменить климат. Если так, то он мог взять отпуск или добиться перевода на Черноморский флот. Однако в служебном формуляре Путилова появилась запись: «1843 год, августа 11-го. Уволен от службы для определения к статским делам и переименован в титулярные советники».
Есть и другая версия:
Полковник (а позже генерал) Корпуса корабельных инженеров Степан Онисимович Бурачек вошел в историю отечественной техники как талантливый корабел, остроумный изобретатель, ученый и педагог; а всякому, кто мало-мальски знаком с историей русской публицистики, Бурачек известен как основатель и бессменный редактор журнала «Маяк» - издания, которое в течение десяти лет упорно пыталось объять необъятное: богословские труды перемежались там со статьями по точным наукам, литературная критика соседствовала с военной историей, а для «полезного чтения» публиковались весьма недурные стихи и проза... В один из дней - а на дворе был год 1840-й, декабрь месяц - к полковнику заглянул его давний друг, земляк и коллега по преподаванию в Морском корпусе академик Михаил Васильевич Остроградский. Пройдя без долгих церемоний в хозяйский кабинет, академик потянул с полки последний номер «Маяка», полистал его и ткнул пальцем в страницу 59-ю раздела «Смесь»:- Вот эту писанину, Степан... Откуда ты её взял? Полковник нацепил очки, потому как был дальнозорок. Заметка называлась «Об одной ошибке французского математика Коши», а в подзаголовке значилось: «Из лекций г. Остроградского». Степан Онисимович пожал плечами. - Помнится, принёс её мичманок один - щупленький такой, слушатель офицерского класса... Путилов, кажется. Спустя несколько дней Михаил Васильевич отыскал мичмана в Корпусе и залучил его в пустую аудиторию. - Что ж это вы, братец, людей дурите? - вопросил он, сердито сверля Путилова единственным зрячим глазом. - В какой такой лекции Остроградский говорил об ошибке Коши? Молодой человек потупил очи. - Но ведь ошибка-то была допущена, - тихо сказал он. - Да, - кивнул академик. - Была! Но ведь выловил-то её не я. Почему же вы так и не подписались - «г. Путилов»? Мичман усмехнулся. - Тогда б мою статью никто и не заметил... А так - Остроградский! Совсем другое дело. К тому же вы с Огюстеном Луи Коши давние приятели. - Ох, юноша, - вздохнул академик. - Сечь бы вас... Но я поступлю по-другому... Кстати - как ваше имя-отчество? - Николай Иванович. - Так вот, Николай Иванович. Я сделаю вас... моим ассистентом! В течение последующих трех лет в «Известиях Императорской Академии Наук» появилось несколько публикаций по внешней баллистике, подписанных двумя фамилиями - «Остроградский» и «Путилов». Николай Иванович к этому времени был возведён уже в лейтенантский чин и зачислен в штат Морского корпуса, где читал будущим офицерам курсы лекций по математике и «мореходным наукам». Однажды Остроградский сказал ему: - Коленька, вы же работаете на износ... Так нельзя! К тому же вам пора бы подумать о диссертации. Путилов тяжко вздохнул. - Михаиле Василич, только вам, по секрету. Врачи обнаружили у меня лёгочную болезнь... Чахотку, то есть. Минуло несколько дней, и Путилов исчез. Куда -толком никто не знал, а в его служебном формуляре было записано: «1843 г., Августа 11-го. Уволен от службы для определения к статским делам и переименован в титулярные советники»...
    Заглянув однажды к директору Корпуса И.Ф.Крузенштерну (тому самому - первому российскому «кругосветчику»), Остроградский спросил: - Ну что там слыхать про Николай Иваныча? Где он? Как он? Да и вообще - жив ли? Адмирал пожал плечами (в золотых эполетах): - Точно не знаю. Но были сведения, что служит он сейчас где-то в южных губерниях, по инженерной части. Путилов объявился в столице так же внезапно, как и пропал, и первым делом навестил Остроградского. Бывшие коллеги сердечно расцеловались. - Пять лет минуло, - вздохнул академик. - Будто день един... Но вы, Коля, вроде бы даже помолодели... Как здоровье? - Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить. Кажется, степной климат и парное молоко сотворили чудо. - Дай-то Бог! И куда ж вы теперь? - Думаю снова служить по Морскому ведомству. В кораблестроительном департаменте как раз открылась вакансия. - Остроградский воззрился на него с изумлением. - Коля! Голубчик!. . Да вы что? Зачем вам ползать по стапелям и ругаться с подрядчиками? . . Вы же ма-те-ма-тик! Путилов кивнул. - Да. Может быть. . . Но, кажется, в деле практическом я принесу больше пользы. - Пользы?! Кому? - Отечеству, - был ответ. *** Изображение Изображение Начавшаяся   Начавшаяся в 1854 году война России с коалицией европейских держав получила в истории название «Крымской», хотя в действительности вражескому нашествию подверглись все русские морские театры, включая Белое море и Дальний Восток. В мае соединенный англофранцузский флот под начальством адмирала Нэпира показался вблизи Кронштадта... Вопрос об обороне русской столицы встал острейшим образом. Генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич созвал «особое совещание», на котором и высказал идею противоборства с неприятельской морской силой: - Главным средством обороны я мыслю флотилию паровых канонерских лодок - малых, вёртких, способных передвигаться по мелководью и действовать неприятелю во фланг и тыл... Пока что таких судов у нас нет. Но, думаю, к весне будущего года мы сможем иметь под парами пятнадцать... или даже больше боевых вымпелов! Идею августейшего начальника поддержали все высшие чины, возразить осмелился лишь адмирал Иван Иванович фон Шанц.- Ну ладно, - сказал он. - Пятнадцать корпусов мы за зиму как-нибудь изготовим - людишек и лесов на Руси пока что хватает... Но где мы возьмем пятнадцать паровых машин?.. Далее фон Шанц объяснил: - Я могу назвать лишь четыре завода, имеющих нужное оснащение и обученный персонал. Это Ижорский казенный, Нобеля, Берда и герцога Лейхтенбергского... Других нет! А все названные давно загружены военными заказами, работают на пределе возможного... Так что пятнадцать машин изготовить нам попросту негде.Закрыв совещание, великий князь подозвал адъютанта: - Любезнейший... Найдите-ка мне господина Путилова. В обусловленный срок Путилов явился. Генерал-адмирал обнял его за плечо. - Николай Иваныч. По ведомству вы значитесь как чиновник для особых поручений... Вот вам и будет - особое поручение! Позже Путилов напишет: «...И было мне поручено: любою ценой, любыми средствами, но к началу кампании будущего года все 15 винтовых лодок должны стоять под парами против неприятеля...».

  Канонерская лодка "Сивуч"
ИзображениеНемного спустя великий князь уточнил: к открытию навигации надлежит оснастить машинами не пятнадцать, а тридцать две канонерских лодки... То есть Путилову предстояло совершить невозможное. Николай Иванович испросил себе на размышление сутки, после чего доложил августейшему начальнику: - Ваше Императорское Высочество. Мне потребуется полная свобода в найме подрядчиков и расходовании казенных сумм... Из расчета 20 тысяч на одну машину. - Действуйте! - кивнул генерал-адмирал.
    Первым делом Путилов составил подробнейшую деталировку машины. Затем потратил несколько дней на переговоры с хозяевами малых металлических мастерских, которые слухом не слыхивали ни о каких механизмах, но зато с успехом занимались изготовлением кастрюль, самоваров, зонтиков, литьем чугунных оград и ковкою могильных крестов... Путилов писал: «...Весь декабрь ушел на составление чертежей, размещение заказов и бесконечные уговоры, поскольку «малые» хозяева весьма смущались новостью дела... Но, слава Богу, всё устроилось. И, начиная с января, во всех углах столицы... в подвалах и на чердаках... сотни разных людей работали всяческие детали, порою сами не зная об их предназначении...».
    В Англии достаточно скоро прослышали о путиловских «опытах» и не на шутку обеспокоились. Однажды некий господин Уайт (один из «малых» подрядчиков) показал Путилову прокламацию, тайно доставленную в Петербург и призывающую всех находящихся в России английских подданных бойкотировать «механические» работы. Путилов пожал плечами. - Дело ваше, мистер Уайт. Поступайте по совести. Уайт возмутился: - Ну какой же я мистер? Я - коренной петербуржец! А бумажку эту... в сортире на гвоздик повешу! Позже Путилов писал: «...Наша сборка машин похожа была на сборку в Женеве часов: из одной мастерской циферблат, из другой - стрелки, из третьей - корпус, из четвертой - ещё что-нибудь... И - часы собраны!..» Точно в назначенный срок 32 новеньких канонерки («Забияка», «Лихач», «Пострел», «Сорванец» и другие) воздели над собою флаги с косым голубым крестом. А ещё через несколько дней одна из них (под игривым названием «Шалун» ((

ШАЛУН

Заложена 4 февраля 1855 (официально 1 мая 1855) на Охтенской судоверфи в Санкт-Петербурге, спущена 14 сентября 1855, вступила в строй осенью 1855 и вошла в состав БФ. Капитальный ремонт в 1864. 3 июня 1868 при следовании из Кронштадта в Гельсингфорс (Хельсинки) с баржей на буксире в Бьёркезунде села на камни, переломилась пополам и затонула. 29 июня 1868 исключена из списков судов БФ.))
имела близ Толбухина маяка «дело» с английским фрегатом и «залепила» ему в борт пару 60-фунтовых ядер, сама не получив ни царапины... (Кстати! Художник В.В.Верещагин, тогда ещё юный гардемарин, тоже участвовал в этом бою, за что и жалован был медалью на анненской ленте.)
   Путилов явился к великому князю и сказал: - Ваше императорское высочество. В предварительной оценке потребных сумм я был не совсем точен... А посему позвольте возвратить в казну 82 тысячи 405 рублей 24 копейки. Генерал-адмирал не мог скрыть изумления. - Николай Иваныч! На Руси давно сделалось обычаем брать из казны... Но я ни разу пока не слыхивал, чтобы случалось обратное... Вы - первый! С этого дня Путилов стал общефлотской знаменитостью. Великий князь представил его к следующему чину (коллежского советника), Государь лично навесил ему на грудь орден Станислава (без мечей), а «малые» хозяева-подрядчики преподнесли почетный венок -32 серебряных листа, по числу новопостроенных канонерок...
    В следующем году Николай Иванович обеспечил машинами ещё три десятка подобных же лодок, а после заключения мира отправился в Финляндию, где наладил разработку местных озерных руд и вскорости начал поставлять русскому флоту (теперь уже паровому!) котельное железо, ни в чем не уступающее хваленому английскому...
    Возвратившись в столицу, Николай Иванович подал вдруг прошение об отставке. - Ну и что ж ты теперь будешь делать? - вопрошали его друзья. - То же, что и раньше... Служить Отечеству! Близ Петербурга, в устье реки Екатерингофки располагался небольшой заводик, сменивший за полвека нескольких владельцев и, в конце концов, отошедший в казну...Изображение
С 1868 года хозяином его стал отставной чиновник Морского ведомства Н.И.Путилов. Петербургские купцы удивлялись: - Но ведь он же гол, как сокол, а к тому ж ещё и честный... Откуда ж у него взялись деньги? Современник дал по сему поводу объяснение: «...Покупка эта... могла осуществиться лишь потому, что Путилов заручился заказом казны на 2 800 000 пудов рельс, по цене 1 рубль 88 копеек за пуд...» Эти «путиловские» рельсы были не совсем обычные. Николай Иванович скупал по ничтожной цене изношенные рельсы, наваривал на них прочную стальную головку (собственное его изобретение) и снова пускал в дело... Россия переживала тогда «железнодорожный бум», и путиловские рельсы шли «на ура»... Скоро небольшой заводик разросся в обширное предприятие,ИзображениеИзображениеИзображениеа Путилов стал общепризнанным «рельсовым королём». Сделалось обычным, когда высокие особы (в том числе и августейшие) получали такое приглашение: «Владетель рельсового и механического завода Н.Путилов за себя и по поручению мастеровых имеет честь просить удостоить завод посещением... для осмотра работ по прокатке (далее называлось какого по счету - пятого, шестого и т. д.) миллионного пуда рельсов...» Гостям предлагались заводские хлеб-соль, а потом Николай Иванович вёл их в испытательную лабораторию. «Там, - писал чиновник Морского ведомства г. Манн, - устроено было нечто вроде виселицы с тяжелой «бабой» наверху и обозначением футовой меры на столбах...». Гости рассаживаются, Путилов кивает рабочим: - А ну, братцы... Тащите наш рельс! Рабочие приносят рельс. «Баба» поднимается до самой верхней отметки. Падает... Удар! Путиловскому рельсу - хоть бы что. Даже не погнулся. Николай Иванович командует: - А теперь... Давай «англичанина»! Приносят рельс из английской стали. «Баба» поднимается до нижней отметки - «щадящий режим»... Удар! От английского рельса - две половинки. Гости награждают хозяина бурными рукоплесканиями... Вскоре помимо «путиловских» рельсов завод наладил изготовление железнодорожных вагонов - до тысячи в год! А позже вошли в обиход путиловские паровозы, путиловские ружья, путиловские броневые листы... Кажется, теперь-то Николаю Ивановичу вполне можно было бы почить на лаврах, но, как писал современник, «успокоиться Путилов не мог и задумал новое дело - поистине грандиозное!..» А дело было такое - создать поблизости столицы транспортный узел, соединяющий воедино три разнородных пути - морской, речной и железнодорожный... Осуществление своего проекта Путилов начал со строительства Морского каналаИзображение, который позволил бы большегрузным судам беспрепятственно заходить в устье Невы... Канал этот был закончен постройкою точно в назначенный срок, и первый проход по нему первого судна сопровождался пышными торжествами - с парадом военных кораблей, с орудийной салютацией, с присутствием высочайших особ и пространными речами... Но сам Николай Иванович до этого дня не дожил. «Русский заводчик» (так он сам себя называл) отошел ко Господу 18 апреля 1880 года... Петербургской полиции достались тогда немалые хлопоты. На Большой Конюшенной, где жил покойный, собралось несколько тысяч «мастеровых людей», а когда к подъезду подали катафалк, то рабочие сказали кучеру: - Ты, брат, отгоняй свою колесницу... На руках понесем! Путилов завещал похоронить себя вблизи завода, на морском берегу, и весь этот путь (около десяти верст) рабочие пронесли его, как и обещали - на руках... Удивительно много сумел успеть за жизнь этот человек...

Сообщение отредактировал Burime1: 25 Февраль 2015 - 22:44

Дорогу осилит идущий

#36 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 25 Февраль 2015 - 22:57

Изображение
В далеком 1914 году российская шоколадная фирма «Товарищество Эйнемъ» (известная сейчас как фабрика «Красный Октябрь») выпустила шоколадные конфеты под названием «Москва будущего». В каждую коробку с конфетами упаковывалась и серия из 8 рекламных открыток такой же тематики. К каждой открытке прилагалось соответствующее описание, в полной мере раскрывавшее представления и ожидания наших предков.

Изображение

«Мы переносимся мысленно, по мере наших сил и пестроты фантазии, в матушку Москву через 200-300 лет, - говорилось в пояснении от «Эйнем», - и нашему взгляду, на основе более или менее точных логических выводов, представляются следующие картины: ...огромные здания... оживленные, шумные берега большой, судоходной Москва - реки. По глубоким водам несутся огромные транспортные и торговые крейсера... Из-под мостовой вылетают длинные вагоны московского метрополитена...»

Изображение
1.Ясная зима 2259 года. Прогноз 1914 года. «Уголок «старой» веселящейся Москвы. Древний „Яръ“ по-прежнему служит местом широкого веселья москвичей, как было при нас 300 с лишним лет тому назад. Для удобства и приятности сообщения Санкт-Петербургское шоссе целиком превращено в кристально-ледяное зеркало, по которому с молниеносной быстротой летят, скользя, изящные, богато убранные аэросани. И в 23-м веке Москва верна своим обычаям.

Изображение
2. Центральный Вокзал. «Зима, такая же, как и при нас 200 лет назад. Снег такой же белый и холодный. Центральный Вокзал Воздушных и Земных Путей Сообщения. Десятки тысяч приезжающих и уезжающих, при чем все идет чрезвычайно быстро, планомерно и удобно. К услугам пассажиров — земля и воздух. Желающие могут двигаться с быстротою телеграмм.

3. Красная площадь. Шум крыльев, звон трамваев, рожки велосипедов, сирены автомобилей, треск моторов, крики публики. Минин и Пожарский. Тени дирижаблей. В центре — полицейский с саблей. Робкие пешеходы спасаются на Лобном месте. Так будет лет через 200.
Изображение
Дорогу осилит идущий

#37 Тетя Люля

Тетя Люля

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 4 836 сообщений

Отправлено 25 Февраль 2015 - 23:01

Можно я тоже немного из истории?

" Столкновение кораблей ВМС США и СССР в Чёрном море (1988)



"Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы
куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!"

#38 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 25 Февраль 2015 - 23:03

4.Кремль все так же украшает древнюю Белокаменную и с золотыми куполами представляет феерическое зрелище. Тут же у Москворецкого моста мы видим новые огромные здания торговых предприятий, трестов, обществ, синдикатов и т. д. На фоне неба стройно скользят вагоны подвесной воздушной дороги... У пристани готов вспорхнуть легкий гидроплан.
Изображение

5. Москва-река. По прозрачным глубоким волнам широкого торгового порта несутся огромные транспортные и торговые крейсера и многоэтажные пассажирские пароходы. Весь флот мира — исключительно мирный. Военный упразднен после всеобщего мирного договора в Гааге. В шумной гавани видны разнохарактерные костюмы всех народов земного шара.
Изображение
6. Лубянская площадь. Синеву неба чертят четкие линии светящихся аэропланов, дирижаблей и вагонов воздушной дороги. Из-под мостовой площади вылетают длинные вагоны Московского Метрополитена, о котором при нас в 1914 году только говорили. По мосту над Метрополитеном мы видим стройный отряд доблестного русского войска, сохранивший свою яркую форму еще с наших времен. В синем воздухе замечаем товарный дирижабль Эйнем, летящий в Тулу с запасом шоколада для розничных магазинов.
Изображение

7. Театральная площадь. Темп жизни усилился в сто раз. Всюду молниеносное движение колесных, крылатых, пропеллерных и прочих аппаратов. Существовавший еще в 1846 году торговый дом Мюр и Мерилиз в настоящее время разросся до баснословных размеров, причем главные отделы его соединены с воздушными железными дорогами. Из-под мостовой вылезают многочисленные моторы.
Изображение
8. Петровский парк. "Аллеи расширены до неузнаваемости. Древний Петровский дворец реставрирован и в нем сосредоточен Музей Петровской эпохи. Повсюду бьют, сверкая, дивные фонтаны. Лишенный микробов и пыли, совершенно чистый воздух прорезывают дирижабли и аэропланы. Толпы людей в ярких костюмах XXIII века наслаждаются дивною природою на том же месте, где, бывало, гуляли мы, их пра-пра-прадеды".
Изображение
Изображение

Сообщение отредактировал Burime1: 25 Февраль 2015 - 23:11

Дорогу осилит идущий

#39 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 25 Февраль 2015 - 23:12

Просмотр сообщенияТетя Люля (25 Февраль 2015 - 23:01) писал:



  
Конечно можно, это же история нашей страны.
Разные точки зрения: о Википедии
http://tjournal.ru/p.../evil-wikipedia

Кстати, передачу Соловьева с Грос-Днепровым я слушала и правку в Википедии он осуществлял т.ск-ть онлайн, " на глазах изумленной публики".

Сообщение отредактировал Burime1: 25 Февраль 2015 - 23:31

Дорогу осилит идущий

#40 ANRI-IV

ANRI-IV

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 2 502 сообщений

Отправлено 26 Февраль 2015 - 09:51

Спасибо, Ирина,что открыли такую интересную тему!
А конфеты эти я как-то покупал, необычный вкус, нынешние послаще делают)))
Позвольте дать ссылку на ресурс с массой исторических фото, привязанных к местности
https://pastvu.com/

Сообщение отредактировал ANRI-IV: 26 Февраль 2015 - 09:53


#41 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 26 Февраль 2015 - 11:29

Просмотр сообщенияANRI-IV (26 Февраль 2015 - 09:51) писал:

Спасибо, Ирина,что открыли такую интересную тему!
А конфеты эти я как-то покупал, необычный вкус, нынешние послаще делают)))
Позвольте дать ссылку на ресурс с массой исторических фото, привязанных к местности
https://pastvu.com/
Спасибо, конечно, даже не спрашивайте. Вечером постараюсь найти время почитать.
Дорогу осилит идущий

#42 Тетя Люля

Тетя Люля

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 4 836 сообщений

Отправлено 26 Февраль 2015 - 14:23

Забытые герои второй чеченской войны.
"Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы
куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!"

#43 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 26 Февраль 2015 - 21:00

Уважаемые форумчане!
Как автор темы прошу вас прекратить дрязги, ссоры.
Выяснять отношение по вопросу каждой из национальностей ,населяющих Россию мы здесь не будем.  Т.к. каждая из национальностей имеет в своей истории трудный и подчас трагический путь. У кого "больше",или кто больше пострадал ,согласитесь - это  разборки на уровне детсада.
Для этого при желании можно найти другую заброшенную тему и там продолжать разборки ,в смысла в которых ,я,например, не вижу никакого.
Самым разумным окажется тот ,кто первый прекратит отвечать на, кажущиеся ему провокационные посты.
В противном случае авторы провокационных постов не будут иметь возможность загрязнять данную тему.

Просмотр сообщенияОбожаемая (26 Февраль 2015 - 20:39) писал:

Буриме, простите меня великодушно, что приняла участие в засорении вашей темы лишними текстами.
Принимаю, спасибо !
Дорогу осилит идущий

#44 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 26 Февраль 2015 - 21:35

Сегодня представляю вам " чайных дел мастера", и для этого мы переместимся в г. Пермь

АЛЕКСЕЙ СЕМЕНОВИЧ ГУБКИН

Изображение

14.03.186-27.11.1883г.

Родился Алексей Семенович Губкин в купеческой семье в г. Кунгуре Пермской губернии. Отец занимался извозом – перевозил товары из Москвы и нижегородской ярмарки в Сибирь и обратно и пользовался большим доверием в деловых кругах. Семья была строгих устоев, соблюдала все русские обычаи. Жили скромно. Сыновья Степан, Алексей и Яков смогли получить лишь домашнее образование.
Первоначально Алексей с отцом и братьями занимался доставкой мануфактурных товаров в Сибирь, но 1840 году отделился от них и занялся торговлей чаем.

Чайный обоз
Изображение
Чай в то время числился среди продуктов редких и дорогих и широкого потребления не имел. Русские купцы его не покупали, а меняли в Кяхте (городок на границе с Китаем).
В 1840 году цены на мануфактурные изделия упали, а на чай резко подскочили. Этой ситуацией и воспользовался молодой купец Алексей Губкин. Он выгодно обменял весь свой товар на чай. Были это не привычные для нас пачки чая, а едва просохшие, сбитые в большущие тюки зеленые, не рассортированные листья.

Изображение


Дома подшучивали «Мало своих, так Алешка удумал закупить банные веники. И не где-нибудь, а таскался за ними аж в Кяхту.»
Так было положено начало одному из самых крупных чайных дел России, владельцем которого стал купец 1-й гильдии Алексей Семенович Губкин.
Чайная торговля в то время была сложным предприятием. Чай выменивали и везли на лошадях через Монголию и Сибирь, через Иркутск и Томск на знаменитую Ирбитскую ярмарку, где чай скупался уральскими купцами. Все, что оставалось, везли дальше на Нижегородскую ярмарку, там чай скупали уже московские и петербургские купцы.
Розницы не было, чай перекупали сразу оптом, большими партиями. Потом партии дробили, цены при этом росли и к столу потребителей он приходил уже очень дорогим.

А.С. Губкин смекнул, что такая продажа не выгодна и решил действовать иначе. Во-первых, он упорядочил цены на разные сорта чая, во-вторых, торгуя на ярмарках, стал развешивать товар в любых количествах по требованию покупателей. Такой порядок прозвали “нормировкой”. Вначале конкуренты встретили нововведение в штыки. Но быстро осознали все преимущества такой торговли. Да, цены на чай быстро снизились, зато существенно повысился спрос. Установилась даже традиция: пока не оглашалась “губкинская” расценка, сделки на чай на ярмарке не заключались.


Изображение
В 1869 году Алексей Губкин командирует своих доверенных лиц в Сибирь, Кяхту, а также Тяньцзинь, Ханькоу и другие рынки Китая, чтобы основательно изучить на месте особенности торговли. Его интересовали сорта чая, упаковка, способы перевозки. «Наилучший продукт по дешевой цене в любое время, в любом месте». Эти слова стали девизом Губкина. Вскоре за фирмой установился твердый авторитет среди покупателей. Обороты росли очень быстро, расширение потребление чая дало в свою очередь толчок к широкому спросу на самовары, посуду, сахар и кондитерские изделия.
В 1879 году Губкин начал осваивать завоз чая морем через Одессу. Это позволило сократить расходы и снизить цены. Так чай стал доступен широким слоям населения. Ежегодный торговый оборот купца с начала 1880-х составлял более 6 миллионов рублей.
Немалую часть полученной прибыли Алексей Семенович направлял на благотворительность, которая не ограничивалась только Кунгуром. В 1873 году Губкину за многие заслуги было присвоено звание «Почетный гражданин города Кунгура».
В 1881 году во внимание к благородной деятельности и значительным пожертвованиям на общеполезные дела» Губкин был пожалован чином действительного статского советника и получил потомственное дворянство Российской империи.
В 1881 году, уже на седьмом десятке, в интересах дела он переехал из родного Кунгура в Москву и поселился в доме с роскошным подъездом, со львами, резными дверьми, блестевшими бронзой - дом на Рождественском бульваре

Изображение

.Но пожить в нем Алексею Семеновичу удалось только два года. Он умер 27 ноября 1883 года и похоронен по его завещанию в Кунгуре. Его смерть невольно послужила трагедии, унесшей несколько человеческих жизней, во время раздачи щедрой милостыни, десятитысячной толпе собравшейся у ворот особняка на следующее утро после смерти.
Изображение


До сих пор кунгурцы хранят память об Алексее Семеновиче Губкине. К столетию со дня его рождения городская дума постановила назвать одну из улиц его именем и установить памятник перед зданием технического училища.
Своим наследникам он оставил огромное дело и состояние. Наследство Губкина поделили между собой внуки - Александр Григорьевич и Мария Григорьевна.  



_________________________________________________________________________________________________________

На город Кунгур, что недалеко от Перми, тихо опустилась ночь. Один за другим погасли огни в домах, и только окно купца Алексея Семёновича Губкина по-прежнему освещалось слабым, колышущимся светом. Это теплилась свеча перед иконами, а сам купец, стоя на коленях, горячо молился. «Господи! Начинаю новое дело. И буду с каждого заработанного рубля жертвовать на богоугодные дела и помогать бедным!»  – обещал он.
А накануне в доме кожевенников Губкиных разыгралась немая сцена, по эмоциональному накалу не уступающая, пожалуй, знаменитой гоголевской. Алексей – он был одним из трёх братьев, совместно владевших небольшим кожевенным заводом – привез из торговой поездки вместо шкур, тканей и другого привычного сырья для производства, несколько огромных мешков, набитых тёмными, сухими ветками со скрученными, сморщенными листочками. Домочадцы в изумлении смотрели на Алексея, не зная, что и сказать. И только старый отец семейства в сердцах сказал : «Мало что ли дома своих веников, что надо было за чужими в такую даль тащиться?!»
Но как бы ни были обескуражены родственники, всё же в мешках были вовсе не веники! Алексей Семёнович Губкин привез из поездки… чай. Купленный оптом, он просто пока еще не был очищен, рассортирован и  упакован в привычные красивые коробочки.
Знакомые торговцы из Китая и раньше не раз предлагали Губкину заняться чайным делом. А он всё сомневался, боялся рисковать, пока цены на кожевенную продукцию вдруг резко и неумолимо не пошли вниз. И вот, закупив ароматного товара почти на всю выручку, он приехал домой в решимости открыть новое дело. Семья его энтузиазма не поддержала, братья уговаривали поскорее сбыть купленное и вернуться к привычному занятию. Но Алексей был непреклонен. Отделившись, он открыл новое – чайное – дело.
Он построил целую чайную фабрику, на которой «веники» обрабатывались со строгим соблюдением сортовых норм, чтобы стать отборным, душистым, а главное, недорогим «губкинским» чаем. Вскоре производство стало одним из крупнейших в  России. Именно благодаря Алексею Губкину чай перестал быть исключительно элитным, дорогостоящим напитком, и оказался по карману даже беднякам. К тому же, фабрика обеспечила постоянной работой и приличными зарплатами несколько тысяч кунгурцев.
Не забыл Алексей Семёнович и своего главного обещания. В тысяча восемьсот семьдесят восьмом году он открыл в Кунгуре Дом призрения для бедных детей. Исключительно на средства Губкина было построено каменное трехэтажное здание приюта. Шестьсот тысяч рублей «чайный король» внёс в казну приюта наличными, двести тридцать тысяч положил на открытый им счёт благотворительного учреждения в банке. В приюте обучались и воспитывались девочки – дочери неимущих родителей. Здесь они получали начальное образование и трудовые навыки, а самые способные ученицы имели возможность продолжить учебу в Кунгурской женской гимназии.
Изображение
На каждую воспитанницу был открыт личный счёт, которым она могла воспользоваться, выходя замуж, или покидая приют по достижении совершеннолетия.
Миллион рублей пожертвовал Алексей Семёнович на устроение Кунгурского технического училища. Оно стало первым средним специальным образовательным учреждением на Урале, и вошло в пятерку лучших технических училищ России, которым покровительствовал сам император Александр Третий.
Бессчётными были щедрые пожертвования Алексея Губкина кунгурским храмам. Он материально поддерживал все действующие православные церкви города, и принимал участие в возведении новых: большой финансовый вклад внёс он в строительство Успенского и Преображенского храмов.
Над местом упокоения Алексея Семёновича тоже стоит церковь – Свято-Никольский храм, который благодарные потомки построили в память о щедром благотворителе и верующем человеке, всю жизнь исполнявшем главный христианский долг – долг помощи ближнему.
Дорогу осилит идущий

#45 Avgust5

Avgust5

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 14 763 сообщений

Отправлено 26 Февраль 2015 - 21:38

Просмотр сообщенияBurime1 (25 Февраль 2015 - 22:57) писал:

Изображение
В далеком 1914 году российская шоколадная фирма «Товарищество Эйнемъ» (известная сейчас как фабрика «Красный Октябрь») выпустила шоколадные конфеты под названием «Москва будущего». В каждую коробку с конфетами упаковывалась и серия из 8 рекламных открыток такой же тематики. К каждой открытке прилагалось соответствующее описание, в полной мере раскрывавшее представления и ожидания наших предков.



«Мы переносимся мысленно, по мере наших сил и пестроты фантазии, в матушку Москву через 200-300 лет, - говорилось в пояснении от «Эйнем», - и нашему взгляду, на основе более или менее точных логических выводов, представляются следующие картины: ...огромные здания... оживленные, шумные берега большой, судоходной Москва - реки. По глубоким водам несутся огромные транспортные и торговые крейсера... Из-под мостовой вылетают длинные вагоны московского метрополитена...»


1.Ясная зима 2259 года. Прогноз 1914 года. «Уголок «старой» веселящейся Москвы. Древний „Яръ“ по-прежнему служит местом широкого веселья москвичей, как было при нас 300 с лишним лет тому назад. Для удобства и приятности сообщения Санкт-Петербургское шоссе целиком превращено в кристально-ледяное зеркало, по которому с молниеносной быстротой летят, скользя, изящные, богато убранные аэросани. И в 23-м веке Москва верна своим обычаям.


2. Центральный Вокзал. «Зима, такая же, как и при нас 200 лет назад. Снег такой же белый и холодный. Центральный Вокзал Воздушных и Земных Путей Сообщения. Десятки тысяч приезжающих и уезжающих, при чем все идет чрезвычайно быстро, планомерно и удобно. К услугам пассажиров — земля и воздух. Желающие могут двигаться с быстротою телеграмм.

3. Красная площадь. Шум крыльев, звон трамваев, рожки велосипедов, сирены автомобилей, треск моторов, крики публики. Минин и Пожарский. Тени дирижаблей. В центре — полицейский с саблей. Робкие пешеходы спасаются на Лобном месте. Так будет лет через 200.


Какая красота! Тихо, есть чем дышать.
Так, в тему.
Фабрика Красный Октябрь, бывшая Эйнем, выпускает конфеты в коробках с этими замечательными открытками. Все это называется Старая открытка. У меня таких 3 штуки есть. Напечатаны они очень хорошо, на плотной бумаге, почти тонкий картон и печать хорошая и конфеты очень вкусные. Коробочка маленькая такая. Лучше покупать в магазине от фабрики.
Чтобы ни происходило - продолжай клеить гербарий.

#46 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 26 Февраль 2015 - 21:40

Просмотр сообщенияAvgust5 (26 Февраль 2015 - 21:38) писал:

Какая красота! Тихо, есть чем дышать.
Так, в тему.
Фабрика Красный Октябрь, бывшая Эйнем, выпускает конфеты в коробках с этими замечательными открытками. Все это называется Старая открытка. У меня таких 3 штуки есть. Напечатаны они очень хорошо, на плотной бумаге, почти тонкий картон и печать хорошая и конфеты очень вкусные. Коробочка маленькая такая. Лучше покупать в магазине от фабрики.
Оля, тебе нетрудно фото этих открыток разместить?. Я в будущем планировала здесь раскрыть тему истории почтовых открыток в России.
Дорогу осилит идущий

#47 Френки

Френки

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 43 047 сообщений

Отправлено 26 Февраль 2015 - 21:44

Просмотр сообщенияAvgust5 (26 Февраль 2015 - 21:38) писал:

Какая красота! Тихо, есть чем дышать.
Так, в тему.
Фабрика Красный Октябрь, бывшая Эйнем, выпускает конфеты в коробках с этими замечательными открытками. Все это называется Старая открытка. У меня таких 3 штуки есть. Напечатаны они очень хорошо, на плотной бумаге, почти тонкий картон и печать хорошая и конфеты очень вкусные. Коробочка маленькая такая. Лучше покупать в магазине от фабрики.
Согласна оплатить любому конфеКты, но открыточки - мне! )))

Просмотр сообщенияBurime1 (26 Февраль 2015 - 21:40) писал:

Оля, тебе нетрудно фото этих открыток разместить?. Я в будущем планировала здесь раскрыть тему истории почтовых открыток в России.
Это чтобы мы совсем поскучнели? (((

#48 Burime1

Burime1

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 9 119 сообщений

Отправлено 26 Февраль 2015 - 21:49

Обратимся к истокам чайной истории:

Трава монгольского царя
Вероятно, русские купцы и путешественники на Восток могли узнать о чае еще во времена Ордынского ига. Но документальная история русского чая начинается только 5 сентября 1638 года, кода из Томска, тогда главного центра русской колонизации в Сибири, отправилось посольство к монгольскому Алтын-хану. Монгольские царь (архивные документы посольского приказа именуют его именно царём, так же как и монарха Московской Руси) ранее получил от своего русского коллеги по престолу цененные подарки и теперь, следуя щепетильным дипломатическим понятиям того времени, должен был отдариться не менее дорогими.

Потомок чингизидов, некогда правивших огромным государством от Крыма до Кореи, теперь довольствовался только территориями нынешнего запада Монголии, Тувы, Хакассии и Алтая. Поэтому в процессе отбора подарков в Москву возникли некоторые проблемы – русские предпочитали сибирских соболей, универсальную валюту тех лет, и китайский шёлк, но испытывавший финансовые трудности Алтын-хан заменил сотню соболиных шкурок на двести свертков из китайской бумаги с какой-то травой.

Монголам чай был известен как минимум с эпохи китайской династии Сун, когда в начале XII века плененный кочевниками император Хуйцзун, неудачливый правитель, но утончённый даосский философ, создатель чайной церемонии и автор знаменитого в Китае «Трактата о чае», содержался в плену на границе Монголии и Маньчжурии. Считается, что именно при дворе императора Хуйцзуна, современника основателя Москвы Юрия Долгорукого, и возникла та утонченная чайная церемония, которую переняли и поныне практикуют японцы. А с эпохи завоевания всего Китая армиями Чингисхана чай прочно поселился и в монгольской национальной кухне, являясь необходимой растительной добавкой к их исключительно мясомолочному рациону.

Русский посланник, боярский сын из Томска Василий Старков, опасаясь уронить учесть своего государя, долго отказывался принять в дар неизвестное ему «китайское зелье». Но монголы как-то смогли обосновать ценность такого подарка, и почти четыре пуда китайского чая, среди связок соболиных шкур и свёртков с «атласом»-шёлком, вместе с посольством прибыли в Томск. Василий Старков несколько неуверенно объяснил в письменном докладе томскому воеводе боярину Андрею Ромодановскому: «Не знаю, листья ли то какого дерева или травы. Варят их в воде, приливая несколько молока».

Изображение
Изображение

Чертеж Разрядного приказа 1627г.
Изображение
Томский острог
Князь Ромодановский был тогда одним из самых ближних бояр первого русского монарха из династии Романовых, уже на следующий 1639 год он возвратился в Москву, доставив ко двору царя Михаила Фёдоровича подарки Алтын-хана, включая и китайский чай. Так напиток, который теперь совершенно неотделим от русского быта, впервые попал в наши края.

Известно, что второй царь из Романовых, Алексей Михайлович, в январе 1665 года, простудившись, лечился заваренным чаем. В конце XVII века чай уже продавался в аптеках Москвы именно как лекарство и тонизирующее средство.

В 1689 году Россия заключила первый договор с Китаем, из Москвы в Пекин стали отправляться казённые караваны с пушниной, которую меняли на товары Поднебесной, в том числе на чай. Систематическая караванная торговля с самым тогда населенным и богатым государством мира рассматривалась в Москве как важнейший источник дохода государственной казны. Уже к концу царствования Петра I из Китая в Россию ввозилось примерно 3 тысячи пудов (48 тонн) чая ежегодно.

В 1727 году Россия и Китай подписали соглашение о беспошлинной пограничной торговле, которая осуществлялась на современной границе Монголии и Бурятии в городке Кяхта. И за десять следующих лет ввоз чая в Россию вырос на порядок – до 30 тысяч пудов в год.
Московский чай из Китая

На протяжении XVIII века масштабы ввоза чая постоянно растут: если в 1749 году чая закупили на 4 тысячи рублей, то в 1780 году уже на 28 тысяч, а в 1792 года на 399 тысяч рублей. К концу столетия чай прочно вошел в быт верхних слоёв русского общества, дворянства и купечества. В начале царствования Александра I самые дорогие сорта чая продавались в России по цене 10-12 рублей ассигнациями за фунт – то есть полкило китайских листьев стоило как две-три крестьянских коровы. По воспоминаниям приближенных, император Александр I ежедневно с утра «кушал чай, всегда зеленый, с густыми сливками и поджаренными гренками и белым хлебом».

Широкие слои народа приучились пить чай сначала в городах Сибири, затем в поселениях Поволжья и Москве. Как писал один очевидцев начала XIX века: «Другие города, строго преданные дедовским обычаям, нескоро знакомились с роскошью, довольствовались сбитнем, отваром мяты, липового цвета или другой какой скромной доморощенной травы с медом. Петербург пробавлялся кофеем, а Москва деятельно пристращалась к чаю».

31 декабря 1821 года выходит императорский указ Александра I «О дозволении производить продажу чая в трактирных разного рода заведениях с 7 часов утра до 12 часов пополудни и держать в ресторациях чай». С этого момента в крупных городах страны, особенно в Москве, начинается настоящий бум чайных и чайного потребления.

В 1840 году в Москве насчитывается уже 46 специализированных чайных магазинов. В 1842 году в Россию ввезено чая 6 миллионов фунтов, т.е. почти две с половиной тысячи тонн. Уже к 1846 году в Москве работает более 200 чайных трактиров, где ежегодно выпивалось 82 тонны чая на сумму более 515 тысяч рублей серебром.

Именно Москва становится проводником и рассадником моды на чай в остальной России, а царствование императора Николая I становится временем, когда чай пьют уже все слои русского населения – от богатейшей аристократии до беднейшего крестьянства. Интересно, что и в личных бумагах Николая I чай фигурирует как необходимый и важнейший элемент быта. «Посадить в Алексеевский равелин, дав бумагу и содержа строго, но снабжая всем, что пожелает, т.е. чаем» – одна из собственноручных записей императора в ходе следствия по делу декабристов.

Это повсеместное увлечение чаем отметил и знаменитый маркиз де Кюстин, самый внимательный недоброжелатель николаевской России: «По-прежнему воняет кислой капустой и смолой. В этом закутке, душном и темном, поскольку двери в нем низкие, а окошки не больше чердачных, вижу я старуху, разливающую чай четырем-пяти бородатым крестьянам, которые одеты в бараньи шубы мехом внутрь; люди эти, по преимуществу низкорослые, сидят за столом; их меховые шубы выглядят на каждом по-разному, у них есть свой стиль, но гораздо больше от них вони… На столе сверкает медный самовар и заварочный чайник. Чай и здесь такой же хороший, умело заваренный… Это всего лишь один из тысячи контрастов, поражающих путешественника на каждом шагу… Русские, даже самые бедные, имеют дома чайник и медный самовар и по утрам и вечерам пьют чай в кругу семьи ... Деревенская простота жилища образует разительный контраст с изящным и тонким напитком, который в нем пьют».

Для утонченного парижского аристократа, ученика Талейрана и приятеля Гёте, чай всё ещё оставался элитным напитком, а в нелюбимой им России его хлестали даже крестьяне в так оскорбивших нос маркиза овчинных тулупах.

Изображение

«За чаепитием», худ. А.И.Морозов (1835-1904)

Заметим, что русские крестьяне в описании французского маркиза пьют чай из самовара. Этот довольно сложный для того технологического уровня «прибор» в России впервые появляется на Урале в середине XVIII века, а в 1778 году в Туле оружейники Иван и Назар Лисицыны в свободное от производства армейских ружей время начинают регулярно делать медные самовары. К 1850-му году в Туле работает уже 28 самоварных фабрик, общий выпуск самоваров достигает 120 тысяч штук в год.
Дорогу осилит идущий

#49 Avgust5

Avgust5

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 14 763 сообщений

Отправлено 26 Февраль 2015 - 21:53

Просмотр сообщенияBurime1 (26 Февраль 2015 - 21:40) писал:

Оля, тебе нетрудно фото этих открыток разместить?. Я в будущем планировала здесь раскрыть тему истории почтовых открыток в России.

Дык ты их и разместила уже. Это они и есть эти открытки. Их начали вновь печатать. Я лучше из коллекции мужа кое-что размещу. У него там фото и открытки старой Москвы есть. Но это не завтра даже. Надо найти и отсортировать, их много.

Просмотр сообщенияФренки (26 Февраль 2015 - 21:44) писал:

Согласна оплатить любому конфеКты, но открыточки - мне! )))

Это чтобы мы совсем поскучнели? (((

Зря от конфеток отказываешься. Отличные конфеты.
Чтобы ни происходило - продолжай клеить гербарий.

#50 Френки

Френки

    Активный участник

  • Активные пользователи
  • PipPipPip
  • 43 047 сообщений

Отправлено 26 Февраль 2015 - 21:54

Просмотр сообщенияAvgust5 (26 Февраль 2015 - 21:53) писал:

Дык ты их и разместила уже. Это они и есть эти открытки. Их начали вновь печатать. Я лучше из коллекции мужа кое-что размещу. У него там фото и открытки старой Москвы есть. Но это не завтра даже. Надо найти и отсортировать, их много.



Зря от конфеток отказываешься. Отличные конфеты.
Не ем я конфеты! Совсем!(((





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных